Генассамблея ООН приняла резолюцию по Сирии, призывающую президента Башара Асада уйти в отставку. Известная журналистка Анхар Кочнева уже несколько месяцев наблюдает за развитием "арабского сценария" в Сирии. В специальном интервью Накануне.RU она рассказала, как проходят акции протестов недовольных правительством Асада, снимаются ролики о городских боях и почему афганские бандиты, воющие в Сирии, думают, что находятся в Израиле.

Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию по ситуации в Сирии, тем самым осудив власти страны за применение силы против собственных граждан и поддержав план Лиги арабских государств (ЛАГ) по урегулированию ситуации. "За" резолюцию проголосовали 137 стран, "против" — 12, воздержались — 17. В числе делегаций, которые проголосовали против этой резолюции, — Россия, Беларусь, Китай, Куба, Венесуэла, Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), Иран.

По мнению МИД РФ, документ "по-прежнему несбалансирован", "все требования обращены только к правительству Сирии, ничего нет в отношении оппозиции".

Новый проект резолюции, представленный в ООН Саудовской Аравией и Катаром, практически ничем не отличается от марокканского, на который Россия и Китай наложили вето в Совете Безопасности ООН. В документе содержится призыв к президенту Сирии Башару Асаду прекратить насилие в стране и уйти в отставку. Единственное отличие заключается в том, что в новом документе звучит предложение направить в Сирию специального представителя ООН, который мог бы помочь мирному решению конфликта. При этом, нет упоминания о направлении в страну миротворцев.

Отметим, что в отличие от Совбеза ООН при голосовании в Генассамблее ни одна из стран не имеет права вето. Резолюции этого органа ООН носят рекомендательный характер.

О том, какая ситуация сейчас в Сирии, Накануне.RU рассказала российская журналистка Анхар Кочнева.

Вопрос: Как давно вы в Сирии?

Анхар Кочнева: Постоянно живу с октября 2011, до этого постоянно сюда приезжала, чтобы мониторить ситуацию. Вообще в страну въезжала более 60 раз, начиная с 1999 года. Большинство того, что я делаю как журналист, никак не оплачивается. Многие журналисты и приезжавшие в Сирию за это время туристы были у меня в гостях, знают, что я не могу пока что купить себе многого из жизненно необходимого. Так что в распространяемой недругами информации обо мне правды не больше чем в том, что они говорят о событиях в Сирии.

Вопрос: Что происходит сейчас в Сирии, гражданская ли это война или подавляемые властью гражданские выступления?

Анхар Кочнева: Это бандитское нападение — однозначно. Иностранное активное вмешательство с использованием местных криминальных ресурсов. В тех районах, где хозяйничают "революционеры", рекой льется кровь (в отличие от сказок про злую армию, это совершенно реальные события), процветает доселе не виданное в Сирии воровство, похищения людей с целью выкупа, угрозы применения насилия в случае неприсоединения к "забастовке" и т.п. Люди начинают жаловаться, просят навести порядок. В городах, где есть бандиты, плохо. Люди боятся выйти на улицу. Там, где бандитов нет, - обычная мирная и спокойная жизнь.

Вопрос: Каков характер этих беспорядков? Кто на самом деле против кого в этих конфликтах?

Анхар Кочнева: Насилие идет со стороны всех и вся над всеми. Одних только турецких офицеров, которые учили местных бандитов, 48 человек поймали. Это информация двухнедельной давности или еще более поздняя. Есть армия и народ с одной стороны. Бандиты и погромщики - с другой. Вот и всё.

Вопрос: Как ведет себя армия?

Анхар Кочнева: Армия их сейчас бьет, причем бьет очень хорошо: тех бандитов, которых прислали, уже всех почти побили. Последнее заявление оппозиционных лидеров имело абсолютно истеричный характер, основная цель его была привлечь хоть кого-то на свою сторону, потому что свои бандиты уже кончились.

Вопрос: А где находятся бандиты, насколько они организованы? Идут бои или все спокойно?

Анхар Кочнева: И так, и так есть. Там, где армия наступает, идут бои, потому что эти собаки отстреливаются. А так, они могут сидеть тихо, как это осенью было, пускать временами ракеты по Хомсу и выезжать иногда, чтобы угрожать мирному населению.

Вопрос: Кто эти люди, которых вы называете бандитами?

Анхар Кочнева: Они из Аль-Каеды, Катара, из антисирийской коалиции так называемой.

Вопрос: Реально ли на территории Сирии действуют катарский и британский спецназ?

Анхар Кочнева: Пока вживую не видели, но постоянно сообщается об аресте иностранных наемников, и местные жители в тех районах, где они хозяйничали, утверждают, что они говорят на несирийском диалекте.

Вопрос: В России принято считать, что режиму Асада приходит конец, Вы согласны?

Анхар Кочнева: Такие заявления - это попытка выдать желаемое за действительное.

Вопрос: Как Вам кажется, на чьей стороне большинство населения?

Анхар Кочнева: Естественно, на стороне армии.

Вопрос: А что насчет массовых протестов против режима?

Анхар Кочнева: Тут нет протестов: я живу здесь все время, видела только одну демонстрацию против в Пальмире. На 15 минут на моих глазах и на глазах туристов собрались, постояли, подождали, пока снимет их Аль-Джазира, и разошлись, получив деньги. Нет протестов, они собираются на несколько минут, получают деньги и расходятся.

Вопрос: Деньги от кого?

Анхар Кочнева: Ну, как бы это понятно. Все основное финансирование идет от Катара и из Саудовской Аравии. Здесь это объясняют тем, что у Катара проблемы в том, что он очень много набрал кредитов, "вложился" в развитие газовой отрасли, увеличил добычу, но часть его поставщиков перешли на уголь, и им катарцы не нужны теперь. Катарцы в долгах: банкроты и политические, и финансовые. Им надо устроить войну, чтобы поднять цены на топливо. Хотели туризм запустить — не получилось.

Вопрос: Насколько нам известно, демонстрациями все не ограничивается, накануне произошел ряд терактов. Один из них, в Алеппо, Вы освещали. Против кого и кем они совершались, есть какие-то версии?

Анхар Кочнева: Теракты, которые лично я фотографировала, направлены против военных. Совершаются, как правило, в пятницу, в тех местах, где собирается сирийский "ОМОН", чтобы стоять в оцеплениях. Насколько я могу судить, это общая картина для большинства поселений.

Вопрос: Но страдают именно мирные жители…

Анхар Кочнева: Мирные жители, естественно, страдают, потому что теракты происходят в людных местах. Последний теракт был рядом с 10-ю школами, там детей до состояния фарша перемололо. Это нормально?

Вопрос: Какие вообще сведения о жертвах этих конфликтов есть у Вас?

Анхар Кочнева: Подавляющее большинство погибших и раненых - жертвы бандитов. Среди них не менее половины - военные и полиция. Много военных, на которых просто напали или которых подкарауливали в засаде. Некоторых похищают из автотранспорта -  бандиты перегораживают дорогу и останавливают автобусы, если в них есть военные - похищают их. Потом используют для записи "признаний о зверствах армии" или убивают, выдавая за жертв армии. Так, например, в Хомсе было. Я была в ноябре в Хомсе, у меня есть самые актуальные на тот момент данные по жертвам. Так вот: из примерно 2 тыс. 500 жертв гражданский только каждый пятый.

У меня есть имена и фамилии пострадавших, домашние адреса, истории болезни. То, чего нет у "правозащитников" из Лондона. У них же даже нет согласованных данных по пострадавшим. Просто каждый день сколько-то прибавляется. И цифры эти берутся с потолка: на "Аль-Джазире" и "Аль-Арабии" за один и тот же день по одним и тем же городам идут совершенно разные цифры. Значит, они их даже не из какого-то информационного центра получают, а придумывают САМИ.

Вопрос: Кого-то властям удалось задержать уже?

Анхар Кочнева: Теракты устроили смертники.

Вопрос: А организаторов, может быть, удалось определить?

Анхар Кочнева: Их ищут, конечно. Но эти же бандиты тоже читают газеты. Пока всю сеть не раскроют, особых подробностей не будет.

Вопрос: Что происходит в Хомсе, что происходит в Аллепо? Почему там прогремели теракты? С чем связывают их жители, правительство Асада?

Анхар Кочнева: Я была и в Хомсе - видела, как бандиты обстреливают ряд районов города (в том числе - корпуса общежития для девочек). У меня там знакомая живет - выехала несколько дней назад, несколько дней сидела под обстрелом, у них бандиты как раз рядом обосновались и с лета в их сторону стреляли. Говорит, в соседнем доме жили две женщины из России, уехали из Хомса летом. Теперь обеим некуда возвращаться. Но их дом разрушила не армия, а именно бандиты. В Хомсе в начале осени снайпером была застрелена одесситка Надежда Слейман. Я встречалась с ее мужем и детьми, оказалось, что была с ним знакома 25 лет тому назад. Мир очень тесен. В районе Хомса на данный момент было похищено бандитами около 400 человек. Кого-то, несмотря на уплаченный выкуп, вернули в виде мертвого тела со следами жесточайших пыток, про других нет никакой информации. Это то, что реально происходит в Хомсе. Но разве об этом можно услышать от "правозащитников" и представителей "оппозиционеров"?

Что касается Дамаска и Алеппо, то эти города не оказали никакой поддержки бандитам. Не выходили на демонстрации против правительства. За это их бандиты особенно не любят. Именно поэтому именно тут бандитами устраиваются теракты. Я была на месте двух взрывов в Дамаске и на месте двух взрывов в Алеппо. Фотографировала. Надо уточнить - в Сирии пока нет терактов, которые прямо направлены на мирное население, как, к примеру, это делали в Москве. Но мирных жителей и детей все равно при них гибнет очень много, в том числе, гибнут дети. Теракты - признак политического банкротства тех, кто за ними стоит. Народ за бандитами и играющими на дудочках "крысоловами" не пошел. Сирийцы скорбят. Но еще сильнее сжимают зубы.

Вопрос: Откуда у вас сведения, что Сирия наводнена иностранными бандитами? Есть ли местные, как вы говорите, бандиты? Кто они?

Анхар Кочнева: Местный криминалитет, подкупленный из-за заграницы, кому-то работы не досталось (кому нужны уголовники), просто больные на голову, отморозки, иностранцы, ливийцы есть. Был очень смешной случай: поймали афганцев. Они по-арабски не говорят. Привели им переводчика, выяснилось, что им объяснили, что они едут в Израиль бороться за свободу Палестины. Выходит, что среди бандитов в Сирии есть на самом деле те, кто думает, что делает хорошее дело: с Израилем воюет. А ночью на дорогу вышел - откуда ты знаешь, где стоишь, в Израиле или рядом с Дамаском?

Вопрос: Как работают в столице и в стране коммунальные и инфраструктурные службы?

Анхар Кочнева: Абсолютно все работает нормально. Проблема, что взрывают линии электропередач, возросла нагрузка на энергосистему, с декабря начались отключения электричества. Вот я сейчас сижу без света в Дамаске.

Вопрос: В прессе появлялась информация, что столкновения происходят и в самой столице.

Анхар Кочнева: У нас в Дамаске всего этого нет вообще, информация, которая была в сети, что в двухстах метрах от моего дома идут бои, это все абсолютная неправда. В Дамаске все спокойно, кроме двух терактов.

Вопрос: То есть, в этой борьбе явный перевес на стороне правительственных сил?

Анхар Кочнева: Ну, это же понятно, что рабочий, который вчера керамическую плитку клал, он не может противостоять армии, да еще, чтобы ее "косить". Кстати, все жители, кто пересекался с бандитами, говорят, что это не сирийские, слышно по диалекту.

Вопрос: Американские СМИ писали о переброске самолетами НАТО ветеранов ливийского ПНС, встречали ли вы их? Есть факты, это подтверждающие?

Анхар Кочнева: Нет, не встречала и не дай Бог встретить. У меня друг был в Иордании, там все забито ливийцами, причем очень бандитские рожи. Говорят, что 14 тысяч бандитов находится в Иордании. Судя по тому, что там как раньше в Турции было сделано заранее: поставили лагерь для "беженцев", эти против беженцев собираются устроить провокацию на южной границе. Можете слетать в Иорданию и посмотреть: в Амане все забито бандитами.

Вопрос: Уже вооруженными?

Анхар Кочнева: Ну, как бы они не ходят как бандиты, им раздадут все, когда надо будет. Но очень бандитские рожи. Тратят бешеные деньги направо и налево, причем сами иорданцы говорят, что многие из них больны СПИДом. Терять им нечего.

Вопрос: На каком основании Вы утверждаете, что президент Башар Асад пользуется поддержкой населения?

Анхар Кочнева: Достаточно прилететь в Сирию и выйти на улицу. Такой поддержки, как у президента Асада, нет ни в одной стране мира.

Вопрос: О том, что народ поддерживает режим, говорили при любом подобном конфликте. В Ираке, в Египте, Ливии. Тем не менее, режимы эти пали.

Анхар Кочнева: Знаете, сирийский народ достаточно упрямый: если им будут диктовать, что им необходимо скинуть их президента, они пошлют куда подальше. Вокруг Асада объединятся еще сильнее. Он - символ национального единства и победы.

Вопрос: Какое отношение к России? В сети появляются ролики, где манифестанты держат плакаты "Россия – проваливай".

Анхар Кочнева: Очень хорошее. Естественно, бандиты ненавидят — им же обещали блицкриг, как с Мубараком. Но Башар так не уходит. Бандиты будут ненавидеть, нормальные люди относятся к русским очень хорошо. В Дамаске на многих стенах граффити: "Спасибо русским! Спасибо Китаю!".

Вопрос: А что насчет роликов, которые, опять же, появляются в сети, на которых видно, что в крупных городах идут бои?

Анхар Кочнева: Это снимают бандиты и стреляют бандиты.

Вопрос: Приведите пример подобных фальсификаций?

Анхар Кочнева: Типичный пример: они подрывают, скажем, в Хомсе нефтепровод: валит черный дым, а камера снимает верзилу на каком-нибудь балконе, который показывает пальцем в сторону взрыва, и говорит, что это взорвала армия. У меня похитили друга-журналиста, привезли в какое-то место, выдали труп ребенка и сказали на камеру сказать, что армия этого ребенка убила.

Вопрос: В крупных городах нет бандитов?

Анхар Кочнева: В Дамаске и Алеппо бандитов нет вообще, именно поэтому тут случаются теракты. Людей, которые просвещенные, образованные, на мякине не проведешь. Это можно в деревне дурить людям голову, а здесь нет.

Вопрос: И как обстановка? Спокойная?

Анхар Кочнева: Абсолютно нормальная жизнь, наша российская делегация здесь находилась, можете их спросить. В черте города есть военные казармы (раньше они находились вне Дамаска, после того как город разросся, они вошли в городскую черту), там поставлены бетонные блоки, чтобы не могли бандиты ворваться. Это не военное положение — это самозащита. В остальной части города все спокойно.

Вопрос: Нападения бандитов?

Анхар Кочнева: Они скрываются сейчас от армии в больших городских садах, под Дамаском много таких. Несколько дней назад (13 февраля, – прим. Накануне.RU) их там зачищали. Вчера, кстати, и военных было достаточно много.

Вопрос: Расскажите подробнее о скандале с проплаченными Катаром российскими публицистами, в Рунете вы стали его инициатором?

Анхар Кочнева: Там все понятно. Врать напропалую может только полнейший идиот, а эти люди все-таки не идиоты, или тот, кому за это заплатили. Некоторые живут в квартирах катарского посольства в центре Москвы. За что спрашивается, они и даны.
Я у них как кость в горле, они все ни разу не были в Сирии, с начала всех этих событий.

Для начала — они врут, что этот документ выложило информационное агентство. Этот документ был выложен в интернете и там гулял по рукам, потом его опубликовала сирийская оппозиционная газета. Не официальное СМИ, а оппозиционное издание, какой тут может быть сговор?
Вопрос: Как сирийцы отнеслись к тому, что ЛАГ призвала отобрать у России право вето в ООН?

Анхар Кочнева: Кто такая Россия и кто такие ЛАГ? Кстати, Сирия стояла у истоков основания ЛАГ, как пять стран стояло у основания ООН. Сирию из ЛАГ выбили, теперь ЛАГ пытается проделать с Россией то же самое в ООН. Отстранить основателя от ее детища — это смешно. Это истерика и признак политического банкротства.

Они, кстати, были уверены, что народ в Сирии пойдет за ними, а этого не произошло. В Сирии проходили манифестации "Мы не арабы, мы сирийцы".

Вопрос: Но ведь в Ливии все так и начиналось.

Анхар Кочнева: В Ливии была другая структура: там много было, к примеру, бенгазийцев. Там был создан целый оппозиционный анклав. Здесь, в Сирии, этого нет.

Вопрос: Противников системы недостаточно?

Анхар Кочнева: А чего быть противниками? Социальная сфера — дай Бог всем такую. В стране живут иракские беженцы, люди видят их и не хотят себе такого.

Вопрос: Расскажите подробнее про социальную сферу.

Анхар Кочнева: Булочка для сэндвича, маленький батончик стоит 1,5 руб. в переводе на наши деньги. Мешок листового салата меньше двух долларов по настоящему курсу. Бесплатное образование, естественно. Студент, который учится хорошо, может быть послан на обучение за границу бесплатно, еще и со стипендией. Программы для выделения квартир для военнослужащих. Очень дешевый транспорт, как такси, общественный транспорт, так и межгородской. В принципе, нет ни одного села без электричества и асфальтированной дороги. Страна развивается.

У подруги муж работает в мэрии, перекладывает бумажки, получает 450 долларов в месяц, при этом у него ипотека — платит 150 долларов в месяц. Ипотека на огромную квартиру — 160 метров. Я живу в маленькой квартире, по местным меркам — огромнейший салон, метров, не соврать, 30 квадратных, две спальни, большая кухня. Ну, в долларах мерить нельзя, потому что цены тут низкие. Хорошо поесть в ресторане с мясом и свежевыжатыми соками стоит 8 долларов, к примеру.

Когда интервью уже было готово, Анхар обратилась в редакцию Накануне.RU. Пока писалось интервью, был убит ее друг Хабиб Хабиб, рассказала она.  "Он в интернете разоблачал вранье "Аль-Джазиры" и остальных СМИ "друзей Сирии". Подкараулили у дома и сбили насмерть машиной. Нас начали убивать за ту правду, которую мы говорим", - сказала Анхар Кочнева

http://www.nakanune.ru/articles/16248

http://rus.ruvr.ru/2012_02_17/66274096/