Фото: facebook.com

Жертвы или преступники? Ближневосточный журналист о возвращающихся в Россию женах террористов

Недавно омбудсмен Татьяна Москалькова сообщила о тысячах россиянок, которые хотят вернуться на родину с территорий, контролируемых боевиками в Ираке и Сирии. Ситуация вызвала неоднозначную реакцию в России. Наш колумнист Анхар Кочнева, проживающая на Ближнем Востоке, в сегодняшней авторской колонке «Реального времени» делится своим мнением относительно судеб этих женщин.

Помочь вырваться из плена боевиков

На днях русскоязычную блогосферу всколыхнуло заявление, сделанное уполномоченным по правам человека в России Татьяной Москальковой. Речь шла о том, что более тысячи гражданок России, уехавших вслед за мужьями на территории, захваченные ИГИЛ (организация запрещена в РФ, – прим. ред.) в Ираке и Сирии, просят о том, чтобы им было оказано содействие в возвращении на родину.

В комментариях к новости началось нереально страшное: 99 процентов комментаторов призывают если не к суду Линча, так как минимум к тому, чтобы отправить всех этих женщин в тюрьму, лучше — сирийскую или иракскую. А лучше бросить там, где они сейчас находятся. Некоторые великодушно делали оговорку о том, что детей, так и быть, надо отобрать и разрешить им жить в детских домах в России. Хотя тоже — не люди ж вовсе. Папы-то у них вон кто.

«Их там научили взрываться», «террористки, головы людям резали» — общий тон оставляемых обывателями комментариев. Который, к сожалению, не свидетельствует о хорошей степени информированности этих самых комментаторов. Да, в данном случае жизнь такая же неоднозначная и не черно-белая как и в ряде других ситуаций. Ибо далеко не все из этих женщин оказались среди боевиков по своей воле и «идейных» среди них в действительности меньшинство.

Русскоязычную блогосферу всколыхнуло сделанное Татьяной Москальковой заявление: более тысячи гражданок России, уехавших вслед за мужьями на территории, захваченные ИГИЛ (организация запрещена в РФ, – прим. ред.) в Ираке и Сирии, просят о том, чтобы им было оказано содействие в возвращении на родину. Фото legislation.council.gov.ru

Волей случая, 4 с половиной года тому назад я пыталась помочь вырваться из Ракки одной такой женщине. С помощью лояльных государственной сирийской власти местных жителей мы планировали вычислить дом, где ее держат, и по чужим документам вывезти с территории, которая контролировалась ИГИЛ. Однако то, что случилось со мной самой 1 октября 2014 года (по вине сирийских коррупционеров не смогла находиться в Сирии и пришлось перебраться в Ливан), сделало эту операцию невозможной. А потом американцы бомбили Ракку. И там, вероятно, погибли и два сирийских митрополита (ими мы тоже занимались, по последней информации, их держали именно там). На то, что во всем царившем там и во время ИГИЛа, и во время бомбежек, кошмаре наша подопечная могла выжить, у меня не было и тени надежды. Много раз за 4 года я думала о ней и мысленно просила у нее прощения: моей вины в том, что мы не смогли тогда ее спасти, и правда не было…

Она жива!

Когда 29 августа в новостях мне попалась информация об аресте в Турции находившейся там по поддельным документам Седы Дудуркаевой, с моих плеч свалился Гиндукуш или Памир — не меньше. Жива. Вместе с ней были задержаны и двое детей. Старшим из них она была беременна тогда, когда мы пытались ее спасти (с ребенком на руках бежать было бы уже совсем нереально). У детей ее нормальных документов не было никогда — оба родились уже там. Не было, скорее всего, нормальных документов и у нее самой.

За плечами у девушки был неудачный и продлившийся всего несколько месяцев брак на родине с сыном друга отца — за молодых все решили родители, но не стерпелось и не слюбилось. Началась затяжная депрессия. Веселая и общительная девочка все больше становилась замкнутой. По словам тех, кто ее знал, и родственников, стала сама на себя не похожа. В итоге, голову вскружил и влюбил в себя некий Ромео, звавший Седу все бросить и уехать с ним в Турцию — помогать раненым детям в больницах. Обратите внимание на это: ее не звали резать головы, ее звали помогать страдающим людям. И не в ИГИЛ, а в Турцию. Она, как и многие соратницы по несчастью, даже не подозревала, что ее перевозят из страны в страну — границы как таковой не было. Ехавшая с горячо любимым человеком творить добро Седа оказалась в «обители зла». Из которой обратного выхода уже никакого не было.

Отец Седы (бывший директор грозненского нефтезавода, а позднее глава миграционной службы Чечни) был уволен с работы Рамзаном Кадыровым. Я говорила с ним тогда по телефону — семья была готова на любые жертвы и расходы лишь бы вернуть дочь домой. Мать даже ездила сама в логово боевиков, но результатов так и не добилась. Как выяснилось, Седа вышла замуж за позвавшего ее с собой в Турцию грузинского чеченца Хамзата Борчашвили, который жил до этого в Австрии и познакомился с Седой в интернете. А через 2 месяца после приезда в Сирию новоявленный муж погиб, подорвавшись на мине. И Седу чуть позднее выдали замуж за его командира — того самого печально известного «Абу Умара Шишани» — рыжебородого грузина, которого несколько раз «хоронила» российская пресса (у родственников Хамзата до сих пор распространено мнение, что взрыв подстроил «Абу Умар», чтобы жениться на Седе).

Она, как и многие соратницы по несчастью, даже не подозревала, что ее перевозят из страны в страну — границы как таковой не было. Фото ok.ru

В этом триллере было многое. И попытки матери вывезти дочь домой в Россию. И присланные новоявленным женихом головорезы с автоматами, угрожавшие расстрелять Милану — мать Седы. И выдранные ногти, и трехмесячное пребывание в подвале с голодными крысами: такими методами у Седы выбивали согласие на новый брак. Уже позднее ублюдок «отрывался» на согласившейся после пыток стать его женой Седе: чего стоили уже одни только роды без медицинской помощи и полнейшая изоляция от людей. В 2016 году нелюдя убили. Но попасть домой Седа снова не могла: теперь ее не отпускал с детьми (уже двумя) брат «Абу Умара».

Сбежать смогла с детьми и двумя другими женщинами только в 2017 году. Когда началось наступление на Ракку и бандитам стало не до них. Шли через пустыню, прятались в домах сирийцев. Потом родители помогли организовать переезд в Турцию, где почти полгода женщине пришлось лечить телесные и душевные раны.

История Седы из тех, что были на виду у российских правоохранительных органов. Претензий к ней у них не имеется. Они отлично знают, что она все это время рвалась домой. И что ее удерживали насильно, заманив в ИГИЛ обманом. Как знают и о других историях, когда женщин обманом вывозили из Турции в Сирию и Ирак: новая обстановка, незнакомые места, да еще в основном ночные переезды — те, кто до этого особо и не выезжал за пределы родной деревни, не понимали, что пересекают государственные границы и слепо верили мужьям. А некоторых прямо шантажировали детьми: не поедешь — детей больше никогда не увидишь. И они ехали, ехали…

Тем более что мужья ведь не всегда «работали» боевиками и головорезами: там нужны были и хорошие специалисты гражданских специальностей. Врачи, нефтяники и газовики, инженеры и т. п. Ведь в ИГИЛе не только отрезанием голов занимались: там действительно функционировала вполне себе гражданская инфраструктура для населения. А женщины там нужны были именно в роли женщин. Матерей и жен. Никаких ниндзя из них там делать особо никто не планировал. По слухам, в очереди на то, чтобы стать смертником и что-то вместе с собой подорвать, среди особо безмозглых и так доходило до драк.

Седу чуть позднее выдали замуж за его командира — того самого печально известного «Абу Умара Шишани» — рыжебородого грузина, которого несколько раз «хоронила» российская пресса. Фото wikipedia.org

За глупость платить приходится дороже

Разумеется, там были тетки, кто целенаправленно занимался вербовкой. Обманывал и заманивал на контролируемые бандитами территории доверчивых людей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Ведь ИГИЛ действовал и, наверное, продолжает еще действовать по принципу секты: стоит помочь отчаявшемуся человеку, и вот он уже верен оказавшей ему поддержку организации в прямом смысле до гроба. И его не разубедить в том, что его спасители на самом деле плохие. Не было у человека работы и дома, не мог позволить себе жениться — на тебе работу, дом и жену-красавицу. В обмен на преданность и лояльность. Потенциальных жен искали среди тех, кто не смог устроить свою личную жизнь в окружающем их мире. Искали женщин с депрессиями, потерявших мужей из-за их смерти (вдов) или тех, кто тяжело переживал развод. Или же заманивали уже сложившиеся семьи. Из тех, где жены не особо привыкли спорить с мужьями. Или которых (как уже писала выше) можно было пошантажировать, забрав в Турцию и потом в Сирию или Ирак детей (сейчас не нужно согласие второго родителя, если дети едут с первым и ребенок не стоит в «стоп-листе» на границе). Да: папа дочек на отдых в Турцию везет, никаких ни у кого подозрений. А на деле человеческая трагедия разворачивается…

Среди самых распространенных мнений комментаторов высказывания Москальковой — возвращенные домой женщины таят в себе потенциальную опасность. Все они (а как же иначе!) прошли курсы подрывников и завтра или через неделю пойдут и устроят какой-нибудь теракт… А я вот что скажу… Не надо считать, что упавший один раз с балкона позднее по своей воле радостно полезет на крышу с целью с нее спрыгнуть: большинство переживших ужасы ИГИЛ и чудом оставшихся в живых женщин больше в такие игры сами играть не станут. Для них уже чудо то, что они спаслись и спасли (часто не всех) своих детей. Прошедшие через ад лучше любого профессионального агитатора объяснят колеблющимся, почему не надо примыкать к террористам. И среди них навряд ли найдутся те, кто пойдет «мстить России» за убитого мужа-боевика. Тут немного другие расклады. Тем более что все они в той или иной степени нуждаются в психологической помощи, психологи же и помогут отфильтровать потенциально опасных особ.

Безусловно, были те, кто участвовал в убийствах или был в рядах «блюстителей исламского порядка» в ИГИЛ. К примеру, помогал обыскивать или допрашивать других женщин, был тюремщицей или еще как-то активно поучаствовал в функционировании этого «государства». С таких (и осознанно вербовавших) должен был особый спрос, и они должны понести вполне заслуженное наказание по всей строгости закона. Но надо сделать все, чтобы в эту мясорубку по новой не попали те, кто сам стал жертвой ИГИЛ, кто попал туда не по своей воле, а порой и вопреки ей. Нормальное общество тем отличается от бандитского, что оно в состоянии отделять правых от виноватых.

Как считают философы, самая дорогая в мире вещь — это глупость: за нее приходится дороже всего платить. Большинство из тех, о ком эта колонка, свои счета уже оплатили.
https://realnoevremya.ru/articles/124563-anhar-kochneva-o-vozvraschenii-v-rossiyu-zhenah-boevikov?fbclid=IwAR0SJCeuuhvLoA0vIAtoY-gHGAxqJaP8JmTc_M_0PdQiLvR993zHDqQQsc4