Что осталось от дважды сданного террористам сирийского города и кто в этом виноват? Взгляд с Ближнего Востока

 

Вновь приходят тревожные сводки из сирийской Пальмиры: в захваченном дважды боевиками античном городе террористы уничтожают те памятники, которые не успели разрушить ранее. Колумнист «Реального времени» Анхар Кочнева, побывавшая в этом городе-музее десятки раз и водившая туда туристов, в своей новой авторской колонке рассказывает, какой Пальмира была прежде и что от нее осталось. Также она делится с нашими читателями мыслями, почему это место было так быстро сдано боевикам и как его вернуть обратно под власть Дамаска.

«Я была в Пальмире раз 40»

Ох, как бы мне хотелось не писать этот текст никогда… Еще в мае радовалась тому, что театр и тетрапилон остались целы — их заминировали, но просто не успели взорвать… Я была в Пальмире раз 40. Первый раз в октябре 1999. Последний — в канун Нового 2012 года. Вместе с небольшой группой туристов (наверное, они были в Пальмире чуть ли не последними экскурсантами) мы едва не огребли по полной программе: была пятница, выходной. День, в который в то время активизировались «демонстранты», снимавшие для «аль-Джазиры» видео с имитацией народных волнений. Кучка подростков (взрослых среди них замечено не было) перелезли через древние стены взорванного спустя 4 года античного храма и активно позировали на фоне руин с флагами времен французской оккупации Сирии.

Попадаться под руку громившим все в городе (отели, магазины и т. п. были вынуждены закрыться и заложить входы бетонными блоками) шакальчикам нам не хотелось. Мы поскреблись в дверь, и забаррикадировавшийся в своем помещении билетер помог нам покинуть опасное место.

Позднее я несколько раз хотела снова съездить в Пальмиру. Но так и не случилось: несмотря на то, что город находился под контролем армии Сирии, дорога туда (230 км от Дамаска по пустыне) была крайне небезопасна. Каждое утро перед колонной с машинами и автобусами в сторону Пальмиры и из нее ехали машины саперов: боевики делали ночные вылазки и минировали дорогу. А могли подкрасться и обстрелять едущий по дороге транспорт. В общем, друзья-военные мне туда ехать категорически не рекомендовали. Вот и не случилось.

 

 

 

Город, разрушенный бармалеями

А потом ее захватили игиловцы (ИГИЛ — организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.). Сосед, у которого там живут родственники по материнской линии, с трудом дозваниваясь в захваченный город, рассказывал о массовых казнях (в первые же дни было убито более 700 человек) и новых «порядках». В один из дней узнал о том, что бармалеи разорвали пополам одного из его двоюродных братьев, привязав ноги несчастного к направленным в разные стороны машинам.

Короче, в городе воцарилась веселуха. Бандиты устраивали казни в древнем античном театре и минировали другие объекты археологического парка, угрожая взорвать их в случае приближения к городу армии. Несколько объектов бармалеи все-таки уничтожили (при этом сняв с них все то, что было ими впоследствии продано через Турцию в Европу). Мир потерял уникальную триумфальную арку (сооружение было построено с эффектом оптического обмана, визуально превращая сходящиеся под тупым углом две улицы в одну прямую). Уникальные погребальные башни (когда-то их было много, но в хорошем состоянии до наших дней дошли только три).

Взорвали и два храма: крохотный храм Баальшамина и главный храм города — храм Бела (в последнем уникальным было то, что античный храм был построен с рядом не свойственных античности местных семитских заморочек). В результате этих варварских актов Пальмира, ранее буквально парившая над скрывавшими ее 17 веков песками, сникла, вновь прижавшись к земле.

После освобождения города сирийской армией весной 2016 года Пальмиру посетил ряд иностранных реставраторов. Оценив поистине колоссальный ущерб, они разработали план действий по реставрации и восстановлению того, что как-то еще можно было вернуть пусть не к первоначальному состоянию, то хотя бы воссоздать заново с использованием чудом уцелевших подлинных фрагментов. Что-то собирались восстанавливать чехи, что-то итальянцы, наметили себе фронт работ и реставраторы из Эрмитажа.

 

 

Предательство и некомпетентность

Второй захват города, впрочем, как и первый, вероятнее всего, стал результатом того, о чем я говорила и буду говорить снова и снова, — предательства и некомпетентности. Мне сейчас пишут на разных форумах о том, что якобы город защищали какие-то 4000 сирийских солдат. Откуда такие цифры? Я отлично знаю, какими примерно силами в Сирии воюют и какими удерживают блокированных боевиков в захваченных ими анклавах. Поверьте: ни о каких тысячах и речи там не идет! В 2013 году, когда в крепости крестоносцев Крак де Шевалье окопались боевики, готовые в любой момент лавиной спуститься на расположенные под замком христианские поселки, у не особо многочисленных защитников этих поселков не было даже пулемета…

Большинство солдат, которые держали в блокаде Старый Хомс, я знаю в лицо. Это не война из кино, где кто-то постоянно идет в атаки и сидит в окопах, отбиваясь. Есть линия соприкосновения (в Пальмире не было, по сути, и ее — просто город кончался и начиналась пустыня), на которой сидят дежурные. Какой-то достаточно небольшой контингент военных плюс местное ополчение, которое от того, что получило в руки оружие, воевать автоматически и само собой не научилось.

Много призывов на разных форумах и «объявить мобилизацию». Товарисчи: на гражданской войне, где в одной семье три родных брата могут иметь три противоположных политических ориентации, никакой повальной мобилизации быть не может по определению. Потому что велик шанс принять на службу агента своего врага. С учетом того, какие деньги крутятся у ИГИЛа, а также того, что чьих-то родственников вполне могут удерживать в заложниках с целью манипуляций и добычи стратегических сведений, тема внедренных двойных агентов в случае пресловутой мобилизации станет только острее. Мобилизовать пушечное мясо, которое воевать не умеет, — тоже сомнительное удовольствие.

Выход только один: повышать КПД уже имеющихся военнослужащих. Устраивать минные поля и неприступные оборонительные сооружения. Денно и нощно «дрессировать» солдат, заниматься их физической подготовкой. Кормить солдат получше, в конце концов (мой погибший два года назад в боях с ИГИЛом под Дэйр эз-Зором пасынок говорил о том, что больше года не видел мяса вообще и просил нас прислать ему каким-нибудь образом масла для танка!!!). Город, несмотря на поддержку российской и сирийской авиации, снова был сдан менее чем за два дня. То есть за прошедшее с первой оккупации города время никаких выводов делано так и не было.

 

 

 

 

Если не Россия, то кто?

Гибель брошенных на произвол судьбы в захваченном бармалеями городе людей (счастье еще, что вернулось довольно мало), утрата шедевров античной истории и, уж заодно, уничтожение бандитами оборудования газовых полей, из-за которого сейчас отключения электроэнергии в Сирии в некоторых населенных пунктах достигают 18 часов в сутки — следствие попустительства, коррупции, имитации кипучей деятельности со стороны некоторых сирийских чиновников. И руководства РФ, которое с упорством игнорирует сигналы о необходимости поднять вопрос о «чистках» и реформах.

Тем более что отличный пример эффективного во всех отношениях офицера в Сирии есть — бригадный генерал Исам Захреддин. Уже года три он и небольшой армейский контингент успешно удерживает аэродром в Дэйр эз-Зоре. При постоянных атаках со стороны ИГИЛ. Отрезанные от всей остальной Сирии и получающие продукты и боеприпасы, сбрасываемые на аэродром с вертолетов, ребята реально очень эффективно обороняют вверенный им объект. В 2012 году я работала с ними в Дамасской области: тогда они успешно отвоевали у ССА достаточно много населенных пунктов, которые позднее позорно были сданы обратно боевикам совсем другими людьми.

В Сирии еще ни разу не был показательно наказан ни один неэффективный или некомпетентный чиновник, нанесший ущерб государству. Даже те двое, отставки которых требовали на первых антиправительственных демонстрациях в 2011 году, неплохо себя чувствуют и разгуливают на свободе. Сирийцы говорят о том, что давно надо провести необходимые государству реформы, убрав от власти тех, кто пробрался в нее не благодаря знаниям и умениям, а по блату. Тогда и армия станет эффективнее, и экономика будет спасена. Но подтолкнуть сирийского президента к проведению уже давно необходимых и важных реформ сегодня может только не желающая этого делать Россия.

Но если не Россия, то кто?

 

https://realnoevremya.ru/articles/54016