Анхар Кочнева, счастливо спасшаяся из сирийского плена журналистка, дала расширенную пресс-конференцию в Москве.

Осенью прошлого года Анхар Кочнева была похищена сирийскими повстанцами где-то в окрестностях Хомса. После пяти месяцев плена и  безуспешных попыток  властей ее освобождения, женщине удалось бежать самой. И,  несмотря на все злоключения, она намерена вернуться в Сирию. Подробности этой невероятной истории Анхар поведала журналистам в пресс-центре РИА Новости.

Меня спасла наглость

История Анхар Кочневой вызвала  живейший интерес не только у журналистов, блогеров, но и ученых. На конференцию аккредитовалось более сотни журналистов крупнейших российских и международных СМИ, присутствовали также и сирийские, иранские журналисты и ученые-востоковеды.

Как стало понятно позднее, в дискуссии, подробности пленения и побега Кочневой из первых уст пришли узнать не только ее сторонники, но и журналисты настроенные более скептично. Поэтому пресс-конференция прошла с эмоциональным накалом, балансируя на грани. Впрочем, обо всем по порядку.

Началась пресс-конференция с рассказа Анхар Кочневой о своих злоключениях. По словам Кочневой, ее вместе с водителем похитили люди в форме сирийской регулярной армии. Как выяснилось потом, это были вовсе не солдаты, а бандиты. «Такое переодевание сейчас распространено в Сирии, — рассказывает экс-пленница, — в основном, это ряженные повстанцы».

Сначала пленных повезли в сельскую местность, потом журналистку часто перевозили с места на место. Так она попала в самый центр анклава, где и провела большую часть плена. «Я пыталась выстроить человеческие отношения с охранниками, понимала, иначе мне не выжить, — рассказывает Кочнева. — В основном это были молодые люди, младше меня. Я не умею бояться, во многом меня спасла наглость».

Все 153 дня, пока она находилась в плену, Кочнева писала дневник, умудрившись как-то сохранить свой ноутбук. Его она, кстати, забрала с собой при побеге. Этот дневник будет публиковаться частями. «Будет выпущена книга, — говорит Кочнева, -  и, скорее всего, для журналистов она будет раздаваться абсолютно бесплатно».

Она говорит, что в каком-то смысле ей повезло в том, что она попала в руки боевиков из «Бригады Фарука»: к Кочневой не применялись пытки. «Наемники или убили бы меня сразу, или запытали бы, — считает Анхар, — они пришли в Сирию убивать, проливать кровь». По убеждению Кочневой, с сирийскими повстанцами можно договариваться, так как они борются за свои взгляды. Она уверенна, что их можно усадить за стол переговоров, если пресечь финансирование этих группировок. С ними можно и нужно работать.

Но с другой стороны, экс-пленница сама рассказывает о том, что ей не давали лекарств, а долгие зимние месяцы она жила в комнате без стекол. Анхар рассказала журналистам о том, как ее угрожали избить также как и водителя, похищенного вместе с ней, и раз двадцать обещали убить.

Эпоха войн информационных

На пресс-конференции присутствовала Ольга Зеленина, блогер из Украины, сделавшая, по словам Кочневой, очень много для ее освобождения. Эпизод этот как нельзя лучше показывает, что все мы, хотим мы того или нет, перешли в информационный век.

Мы живем уже во времена, когда человек, ведущий собственную страничку в виртуальной сети, проявив достаточно сноровки и упорства, может  приложить руку к мировым процессам, стать игроком в большой политике.

Так и в этой истории, первыми сообщения о пропаже Кочневой появились именно в блогосфере, во многом благодаря Зелениной, не сумевшей связаться с подругой в сети в течение трех дней и поднявшей первую тревожную волну. Ольга, чтобы добиться  освобождения Анхар без устали писала на всевозможные адреса от украинских чиновников и международных  правозащитников до королевы Великобритании.

Параллельно с написанием прошений, Зеленина с супругом Кочневой, Дмитрием, вела информационные баталии с захватчиками. Те распространяли в интернете угрозы убить Анхар, выставляли требования. По словам Зелениной, бандиты однажды даже вышли на связь с Дмитрием по скайпу, и через переводчика требовали переговоров с высокопоставленными украинскими и российскими чиновниками.

Борьба в интернете развернулась с обеих сторон. Одновременно с сообщениями о пропаже журналистки в блогосфере стали распространятся, как теперь уже понятно, ложные сообщения, что Кочнева находится в Дамаске и с ней все в порядке, а распространение слухов о похищении не более чем самопиар. Именно из-за неразберихи на начальном этапе, когда была непонятна судьба Кочневой, власти не могли взяться за дело, было потерянно драгоценное время и плен затянулся, считает Зеленина.

О разразившейся информационной войне Кочнева узнала уже после своего побега. В плену ей рассказывали абсолютно противоположное.

Замок в голове намного надежней

«Мне не говорили, что убьют», рассказывает Кочнева. По ее словам, стражники долгое время убеждали в том, что защищают ее, что бежать ей будет опасно, что ее захватят другие бандиты, и наверняка убьют. «Замок в голове намного надежней, чем дверной», говорит экс-пленница, объясняя, почему похитители, убеждали в том, что ей нельзя бежать.

Однако первое время Кочнева и не думала о побеге: «Была зима, а я была в сандалиях, потому что я ехала на море. Убежать было невозможно».

На побег она решилась, когда стало совершенно понятно, что дольше оставаться нельзя, что ее ждет смерть. «Если бы меня не убили сами бандиты, я либо умерла бы от болезни, либо в дом попал снаряд», — рассказывает пленница. По ее словам, местность, где ее укрывали, периодически обстреливали, и пару раз снаряды разрывались лишь в нескольких метрах от нее. После месяцев заключения ей стало понятно, что ни обмена, ни выкупа не будет, хотя стражники и утверждали обратное.

«Те, кто меня удерживал, сами завели дело в тупик», — поясняет Анхар. Убить женщину-журналистку на глазах у мирового сообщества повстанцам не хватило духа. Договориться об обмене журналистки на 10 пленных они так и не смогли, добиться выкупа – тоже, хотя сумма выкупа за эти месяцы упала с 50 до 2 миллионов долларов. К тому же, Кочнева заявляет, что изначально была против собственного выкупа: «На деньги от выкупов бандиты закупают оружие, значит, моя свобода была бы выкуплена ценой жизни сотен других жизней».

«Украинская сторона сделала все, чтобы меня освободить», — говорит Кочнева. По ее утверждению, переговоры велись на самых разных уровнях, был даже телефонный разговор между Виктором Януковичем и Башаром Асадом о содействии в ее освобождении.

Рассказала журналистка и о своем побеге. С ее слов, она, улучив удобный момент, когда ее охранников не было, просто вышла из дома (прихватив ноутбук), «прошла в метре от поста, который охранял нас. Прошагала не менее 10 километров на север».

«Я понимала, что выйти сразу нельзя, хотела попытаться спрятаться у кого-нибудь дома, однако, все вышло гораздо благополучнее: я вышла на тех, кто помог перебраться на другую сторону», — рассказала Кочнева.

Сторонница Асада

Поведанная Кочневой история пленения и освобождения вызвала  массу вопросов у журналистов, от стоимости проезда в Дамаске до ее взаимоотношений с Башаром Асадом. (На последний вопрос Кочнева ответила, что хотя и является сторонницей Асада, лично с ним не встречалась).

Тут стало очевидно, что некоторые журналисты скептически настроены ко всей истории, и в принципе готовы спорить с Кочневой по высказываемым ею позициям. По уточняющим вопросам складывалось впечатление, что Кочневу пытаются подловить на мелочи. Из зала звучали вопросы о том, сколько стоит проезд в Сирии, как ей удавалось из плена созваниваться с посольством и выходить в интернет, как удалось въехать в Сирию с просроченным паспортом и бежать из плена вместе с ноутбуком. Впрочем, нужно заметить, от ответов на некоторые вопросы она предпочла уйти. Осталось непонятным, зачем и где Кочнева учила арабский, который по ее же утверждению знает «в совершенстве».

Не обошлось и без открытых споров. Кочнева настроена довольно решительно против Министерства Информации Сирии, обвиняя их в некомпетентности и слабости, отсутствии помощи российским журналистам. С чем, естественно, не согласились присутствовавшие представители сирийских СМИ. Оспорил критику Кочневой и Николай Сологубовский, вице-президент Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии, также бывавший в Сирии. С его слов, во время пребывания представителей комитета в Сирии, министерством информации были предприняты все меры по охране и плодотворной работе.

«Я вернусь»

Много вопросов возникло и по видеороликам, снятым, пока Кочнева была в плену. По ее утверждению ее заставили дать «признание в сотрудничестве с российскими спецслужбами» для видео по заказу канала «Аль-Джазира».  Так похитители пытались поднять цену на заложницу.

История на этом не окончилась, попытки устранить беглянку предпринимались неоднократно. «И до сих пор предпринимаются», — уверенна Кочнева. Однако, несмотря на все опасности, Анхар намерена вернуться в Сирию

»Да, я собираюсь вернуться. Я выбрала эту страну в качестве страны проживания, — заявила Кочнева, — почему я должна отказываться?». Она также не исключает возможности получения сирийского гражданства, и планирует продолжать работу по освещению происходящего в Сирии. «О том, что происходит в стране очень мало достоверной информации,  — добавляет Кочнева, — это большая проблема. Западные СМИ распространяют откровенную ложь, местные журналисты – сомнительную полуправду. Есть ощутимый информационный голод, не хватает первоисточников, которые бы показывали, что происходит на самом деле».

В заключение пресс-конференции вице-президент Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии Николай Сологубовский призвал всех участников обратить особое внимание на тему освобождения пленных, заключенных в тюрьмах Ливии и Сирии.

По его словам, только в Ливии уже более года томятся 29 плененных российских граждан, это же подтвердила и Кочнева, проживавшая там какое-то время. Еще она добавила, что в Сирии ситуация схожая. У тех же бандитов, которые удерживали ее, уже более года находятся в плену два венгерских журналиста, а двое других были убиты. Поэтому Кочнева обещала оказать посильную помощь в освобождении пленных…

Вместо заключения хочу заметить следующее. Можно по-разному относиться к истории Анхар Кочневой, тем более что в ней остается еще много белых пятен. Несомненно одно: хорошо, что в этом случае история закончилась без кровопролития, и женщина осталась жива. Все мы знаем массу трагических историй журналистов, сложивших головы в горячих точках по всему миру.

http://kavpolit.com/anxar-kochneva-ya-vozvrashhayus-v-siriyu/