157bigБлижайший пригород Дамаска Тадамун («Солидарность»). Утром тут шел бой с применением танков и участием республиканской гвардии. Узенькие проходы между домами, большая скученность населения – построенный несколько десятилетий тому назад в качестве временного пристанища для вынужденных переселенцев из Палестины, лагерь беженцев был на почти две недели захвачен мятежниками, отступившими сюда после зачисток близлежащих районов Дамаска, в частности - из соседнего района Мидан.

Живущие в этом районе знакомые рассказывали о том, как две недели просидели под своеобразным домашним арестом. Не могли поехать на работу, магазины и пекарни не работали. Рассказывали, как боялись выбросить накопившийся в квартирах источавший зловоние мусор: заметив, что в квартире кто-то есть, вооруженные люди могли ворваться в нее и убить всех ее обитателей.

Спецоперация по зачистке Тадамуна заняла семь дней. Нас, около 15 журналистов из разных стран, приехавших снимать обнаруженное утром военными массовое захоронение, повезли на небольшую "экскурсию" по району. На улицах много сожженных автомобилей. Ставни на зданиях магазинчиков, пекарен и мастерских искорежены. Из некоторых квартир вырываются языки пламени – пожарные команды приедут сюда позже. Вот небольшой скверик, в котором раньше играли дети. Именно тут повстанцы хоронили убитых в сражениях с армией подельников. А вот мечеть, в подвале которой был устроен полевой госпиталь; лекарства воровали в соседней аптеке. На принесенных откуда-то кроватях пятна крови. Этажом выше – импровизированная казарма: спали на коврах, на доске рисовали схемы района. Повсюду горы мусора и упаковки от продуктов, украденных в оставшихся без присмотра магазинах.

Ездим по узким улочкам. Видим людей, возвращающихся в свои дома. Абсолютное большинство встреченных, завидев небольшой автобус с журналистами и армейский пикап с расположенным в кузове пулеметом, приветственно машут руками и благодарят военных. "Тачанка" нужна вовсе не для придания нашим съемкам "военного колорита". Нас и в самом деле тщательно охраняют: еще сохраняется вероятность того, что спрятавшиеся в оставленных хозяевами квартирах снайперы откроют огонь. В этом районе всего сутками ранее были ранены два сирийских журналиста – военный оператор и корреспондент сирийского телевидения. Первого спасло чудо. Второго – бронежилет.

Снимаем разгромленные магазины и разрисованные стены. Откуда-то из глубины квартала появляются солдаты. Один из них тащит клетку с канарейками. Объясняет, что кто-то должен кормить птиц, пока в квартиру не вернутся хозяева. Другой увидел старенький велосипед, валяющийся посреди улицы, сел на него и сделал несколько кругов. Третий просит меня сфотографировать его с друзьями.

Вместе с солдатами, которых вывозят из Тадамуна на городских автобусах, покидаем район. На протяжении главной улицы, названной в честь притока реки Иордан Ярмук, стоят люди. Кто-то машет колонне рукой. Кто-то выкрикивает слова благодарности в адрес военных. Кто-то просто смотрит вслед, молча благодаря тех, кто прекратил кошмар в одном отдельно взятом пригороде сирийской столицы.

http://www.utro.ru/articles/2012/08/09/1064310.shtml