Однако оппозиция пока не собирается складывать оружие

Snimok_ekrana_2013-10-07_v_12.14.19[1]Фото: REUTERS/SANA/Handout via Reuters

Россия и США 7 октября поблагодарили президента Сирии Башара Асада за успешное начало уничтожения химического оружия. Специалисты уже деактивировали несколько авиабомб и снарядов, а также размонтировали оборудование для заполнения боеприпасов боевой химией.

Вместе с тем за последнее время Дамаск активизировал переговорные усилия и начал амнистировать тех, кто желает сдаться властям. По словам министра по национальному примирению Сирии Али Хейдара, в его ведомство стали обращаться люди не только из Сирии, но и из-за границы.

— К нам приходят тысячи обращений, и мы со всеми работаем, — говорит министр. — Также мы решаем проблемы людей, арестованных по ошибке. Есть и случаи неоправданного применения силы со стороны федералов, и с этим мы тоже разбираемся.

Министерство национального примирения Сирии было создано летом 2012 года, после выборов в парламент. Его глава, Али Хейдар, — представитель «мягкой оппозиции» к правящей партии БААС.

Насколько успешны действия властей в плане примирения, сказать пока сложно. С одной стороны, какие-то реальные усилия в этом направлении предпринимаются и какая-то работа в самом деле идет. Решившие порвать с оппозицией боевики говорят, что разуверились в ценностях антиасадовского движения. Так, например, командир отряда повстанцев из 40 человек Халед Ид из города Тель-Калях, перешедший к федералам, рассказывает, что повстанцы не столь преданы идеалам демократии, как это казалось ему прежде.

— Нам внушали, что мы участвуем в революции, но оказалось, что занимаемся воровством и разрушениями, — рассказал Ид. — Поэтому, когда президент пообещал нам амнистию, мы ею воспользовались. Мы помогли армии войти в город и покончить с бандитизмом. По сути, идет раздел страны на кусочки. В каждом квартале — отдельное государство. Кто поднимает зеленый флаг, кто — черный, кто — красный. Кому-то нравятся демократы, кому-то — исламисты. А в итоге уничтожается государство и армия, способная вести войну с Израилем.

С другой стороны, большая часть оппозиции по прежнему считает все заявления Асада об амнистии и призывы к миру пропагандой и ее представители продолжают говорить об ужасах, творящихся в федеральных тюрьмах, где людей по малейшему подозрению пытают до смерти.

— Идет информационная война против оппозиции, — говорит представитель оппозиционного Сирийского национального совета Махмуд аль-Хамза. — Поэтому 50 военных и 50 гражданских организаций, противостоящих режиму Асада, на днях сделали заявление, что никакого диалога, пока нынешний президент у власти, не будет.

По словам аль-Хамзы, даже если состоятся переговоры в Женеве, которые сейчас пытаются организовать Россия и США, то оппозиция их не признает.

Между тем беда раздираемой на части войной стране не исчерпывается затянувшимся противостоянием. Похищение людей с требованием выкупа превратилось в прибыльный бизнес. Причем бывают случаи, когда похищение организуют родственники. Министерству нацпримирения приходится заниматься и розыском похищенных людей.

— Большинство похищенных содержатся на территориях, на которых не действует власть государства, — говорит Али Хейдар. — Найти людей и вернуть их силой в большинстве случаев невозможно. Мы пытаемся действовать с помощью обменов. Пока это более-менее успешно. В случаях, когда требования реальны, мы тоже идем навстречу, чтобы спасти жизни людей.

Увы, действия властей по примирению пока что остаются точечными, и положение дел в ближайшее время явно не изменится. У оппозиции нет единого центра, поэтому переговоры с одной группой оппозиционеров отнюдь не гарантируют согласия других.

— Сирийское правительство может рассчитывать только на местные координационные комитеты самоуправления, пытающиеся наладить жизнь и восстановить инфраструктуру в отдельных городах и районах, — говорит эксперт Института востоковедения РАН Борис Долгов.

Что же касается собственно антиасадовской оппозиции, то она, по словам эксперта, может пойти на переговоры только в том случае, если ее принудят к этому, лишив внешнего финансирования и прекратив поставки оружия.

 

Анхар Кочнева, Константин Волков

http://izvestia.ru/news/558301#ixzz2hCN8Y8rT