Я встретилась с доктором Халилем в Бейруте, куда он приехал проводить семинар для группы японских специалистов. Доктор Халиль – археолог, он уже 17 лет работает в музее и археологическом парке городаПальмира. После зверского, повергшего в шок множество людей по всему миру, убийства его зятя – бессменного хранителя Пальмиры доктора Халеда Ас‘ада доктор Халиль занял его пост. Мы беседовали о безмолвном древнем городе посреди шумного современного мегаполиса.

- В результате двух захватов Пальмиры боевиками [запрещенной в РФ группировки] ИГИЛ город-памятник лишился сразу нескольких важнейших объектов. В результате первого мы потеряли два древних храма иТриумфальную арку, которая была узнаваема во всем прогрессивном мире и стала своеобразной визитной карточкой Пальмиры. Также они разрушили древние погребальные башни, которые были очень привлекательным объектом посещения туристами. Когда боевики вернулись второй раз, мы потеряли тетрапилон – важное место общественного пространства города, этот памятник стоял на пересечении главных городских улиц. Существенно пострадал и «задник» сцены древнего театра: бандиты взорвали его центральную часть.

Бандиты проводили на территории комплекса варварские и несанкционированные раскопки – искали золото. Собственно, из-за этого мифического золота и был ими замучен и убит доктор Халед. Оны пытались выбить из него информацию о том, где им стоит искать клады. А он просто не мог им ничего на эту тему ответить – мы в Пальмире почти не находим предметов из золота. А если что-то и находим, то обычно это единичные небольшие предметы. Основные находки, которые там делают археологи – это барельефы и статуи, иногда – предметы быта. Халед не послушал нас, когда мы все уговаривали его выехать в безопасное место. Ему было 84 года, и он думал, что у бандитов просто не поднимется рука на старика, на ученого с мировым именем, на деятеля культуры. Но ИГИЛ как орда: их цель – разрушение и разграбление. Они ненавидят деятелей культуры. И саму культуру.

Многие думают, что теперь Пальмира просто перестала существовать. Однако это совсем не так. Несмотря на то, что она снова ограблена, несмотря на потери ряда важнейших историко-архитектурных шедевров, археологический парк, который может быть интересен туристам, продолжает существовать. Всё, что может быть как-то восстановлено, будет отреставрировано при первой же возможности. Я могу похвастаться тем, что процесс реставрации уже идет: сирийские и польские специалисты уже восстановили статую льва, меж лап которого стоит маленькая газель. В 1975 году это изображение нашли польские археологи, и лев был установлен у входа в музей. Когда игиловцы разрушали оставшиеся в музее статуи, они взорвали нашего льва. Сирийское управление древностей перевезло фрагменты в Дамаск, сейчас спасенный памятник установлен в парке скульптур Национального музея в Дамаске и выглядит достаточно неплохо. Я бы даже сказал, что лучше, чем раньше.

Доктор Халиль убегает собирать вещи: через несколько минут за ним и за делегацией из Японии, для которой он и его коллеги проводили в Бейруте семинар, должен приехать автобус. Они отправляются в Сирию. Обилие улыбающихся светлых лиц специалистов, едущих своими глазами оценить масштабы нанесенного ущерба мировому наследию на территории Сирии, дарят надежду на то, что несмотря на все антисирийские санкции и давление на международном уровне, в мире найдется много хороших людей, готовых протянуть руку помощи и свести к минимуму тот вред, который банды невежд нанесли ее величеству Истории.

 

http://www.mihwar.ru/siriya/item/doktor-khalil-o-lve-palmiry.html