Главы МИД стран – членов ЕС решили закупать нефть из тех районов, которые контролируют боевики

Евросоюз в очередной раз продемонстрировал поддержку сирийской оппозиции, разрешив европейским странам покупать нефть из тех районов, которые контролируют повстанцы. Правда, те пока не могут ее продавать – по техническим причинам, и это решение является актом в большей степени морального, нежели финансового поощрения.

Вероятно, оно было принято как ответ на перестановки в верхах Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС), которую теперь станет временно возглавлять Джордж Сабра вместо ушедшего в отставку Моаза аль-Хатыба. Последний заявил, что покидает свой пост в связи с бездействием международного сообщества в сирийском вопросе.

«Сабра будет временно возглавлять коалицию до выборов нового председателя», – сообщила НКСРОС. В ноябре прошлого года, напомним, его избирали главой оппозиционного Сирийского национального совета, а позднее он вошел и в коалицию.

Что касается Хатыба, то в первый раз он намеревался удалиться от дел еще 24 марта, но исполнительный комитет НКСРОС не принял его отставку. «Когда птица находится в клетке, она пребывает в заточении и бездействии. Я покинул клетку разочарования, в которой я был заточен», – с восточной цветистостью выразился аль-Хатыб на своей официальной страничке в Facebook.

В «клетку» он больше не вернется. «Я могу подтвердить, что отставка Моаза аль-Хатыба – это окончательное решение», – сообщил представитель НКСРОС Марван Хаджо, которого цитируют французские СМИ. Хаджо добавил, что в коалиции все-таки приняли отставку лидера, а выборы ее нового главы пройдут 10 мая.

Еще Хаджо заявил, что неплохо бы было, если бы теперь международное сообщество и особенно «друзья Сирии» начали поставлять оппозиции тяжелое оружие, «чтобы позволить сирийцам защищаться». Дескать, а то, вон, уходят от нас лучшие люди...

Вообще в руководстве НК СРОС наблюдаются разброд и шатание. Ранее ее верхушку покинули 12 человек, которые выразили недовольство по поводу «навязанной внешними силами фигуры премьер-министра». Им не понравилось то, что премьером безо всякого стеснения стал американский гражданин Гассан Хитто – специалист по высоким технологиям из Далласа, кандидатуру которого поддержали «братья-мусульмане», составляющие в коалиции большинство, а также и Катар.

Разрешение на экспорт нефти в Европу должно усилить единство в рядах оппозиции, решили тамошние ее «друзья». В тексте соответствующего постановления совета министров иностранных дел ЕС говорится, что на такой шаг европейцы пошли, чтобы «помочь гражданскому населению и поддержать оппозицию в этой стране». По словам европейского дипломатического источника, «это решение позволит консолидировать финансовую базу оппозиционных сил».

В связи с этим решением оппозиция теперь становится своеобразной таможней. Европейцы смогут купить сирийскую нефть в тех случаях, когда она даст «добро» (более благодатную почву для коррупции трудно и придумать). Также властям государств, входящих в ЕС, разрешаются экспорт в Сирию нефтегазовых технологий и инвестиции в сирийскую нефтяную промышленность.

Последняя мера выглядит совсем уж экзотической, поскольку мало найдется в мире охотников поставлять технологии и вкладывать деньги в страну, раздираемую гражданской войной.

Министерство иностранных дел РФ отнеслось к снятию эмбарго на повстанческую нефть негативно. «Такие односторонние действия, которые, по сути, противоречат принципам международного права и нашим общим пониманиям, достигнутым в Женеве, что надо действовать на путях межсирийского диалога, только заводят ситуацию в еще более глубокий тупик», – заявил заместитель главы ведомства Михаил Богданов.

Впрочем, существенно этот шаг ситуацию пока не изменит: организовать экспорт нефти довольно трудно. «Все это будет сделать очень сложно в нынешних условиях, но нам очень важно послать позитивный политический сигнал», – заявил глава МИД Великобритании Уильям Хейг. По сути, оппозицию этим решением просто похлопали по плечу и сказали: «Мысленно мы с вами».

Ранее повстанцы заявляли, что контролируют около 70% месторождений на северо-востоке Сирии, но добыча на них осуществляется с перебоями. Пока они просто поджигают скважины в тех местах, где чувствуют себя неуверенно. Общая же добыча нефти в Сирии упала более чем вдвое. Если до войны страна производила до 400 000 баррелей в сутки, то теперь – менее 200 000.

95% сирийской нефти прежде экспортировалось в Европу, большей частью в средиземноморские страны. Главными европейскими инвесторами в нефтяной сектор Сирии были компании «Тоталь» и «Шелл». В стране также активно работали российские «Татнефть» и «Союзнефтегаз». Все изменили война и эмбарго, введенное в сентябре 2011 года с целью давления на Дамаск, чтобы добиться отставки президента Башара Асада.

Повстанцы не смогут наладить экспорт нефти без внешней помощи, говорит член Сирийского национального совета, эмиссар повстанцев в Москве Махмуд Хамза. Хотя «большинство скважин в руках повстанцев», это не означает, что они могут реально использовать месторождения, констатирует он. И пояснил газете: «Трубы идут вдоль берега моря, где активны правительственные войска... Но можно попробовать развернуть их в другую сторону, например, через Турцию. Однако и в этом случае правительство Асада будет мешать перекачке нефти: линия окажется под огнем регулярных войск».

Сирийская журналистка Анхар Кочнева, которая в прошлом месяце бежала из плена мятежников, убеждена, что нефть повстанцы сбывать не смогут. «Нужны будут порты, танкеры и другие необходимые ресурсы и объекты инфраструктуры, которых у повстанцев нет. Поэтому они могут только поджечь, а не использовать нефтяные ресурсы», – прокомментировала она из Дамаска ситуацию для издания «Взгляд».

Кочнева является сторонницей Башара Асада и считает, что «повстанцы контролируют незначительную часть территории, правительству не составляет труда контролировать нефтяные участки». Также она обращает внимание на необъективность западной прессы, освещающей события в Сирии. «Под Дамаском территорию очистили. Восточный регион почти весь лоялен, кроме нескольких несущественных городов. Если по городу бегают бандиты, это еще не означает, что он захвачен оппозицией», – говорит она.

Журналистка называет ложью информацию о том, что 70% скважин будто бы находятся в руках оппозиции. Это всего лишь элемент информационной войны, полагает она; повстанцам надо создать преувеличенное впечатление о своей значимости и добиться большего финансирования из-за рубежа. «Грустно одно: что мы теряем людей, города приходят в руины. Придется еще десятилетия после войны восстанавливать страну», – сокрушается Кочнева.

Вот как раз в том, что касается информационной войны, властям Сирии особенно необходима поддержка России. Об этом, выступая в Госдуме, говорил сегодня сирийский министр информации Омран Аз-Зоуби. По его словам, по ту сторону фронта в этой войне находятся десятки телеканалов и информационных агентств, в то время как попытки официального Дамаска рассказать правду блокируются. «Я хотел бы попросить российских коллег помогать нам рассказывать правду в информационном смысле, и не только для российской аудитории, но и для западной. Мы говорим правду, но не имеем возможности ее распространять», – заявил министр.

http://www.km.ru/world/2013/04/23/siriiskii-krizis/709517-evrosoyuz-plesnul-nefti-v-koster-siriiskogo-konflikta