Небольшой анклав, которым по сути являются сирийские деревни Фуа и Кефрийя, – это клочок земли в провинции Идлиб, заселенный шиитами. Люди уже третий год живут с ежедневным риском для жизни, блокированные со всех сторон посреди суннитских деревень, в настоящий момент захваченных боевиками. Нападения на жителей анклава начались и того раньше – более четырех лет тому назад. Работать на окружающих поселки землях и производить сельскохозяйственную продукцию невозможно уже давно: боевики открывают огонь по крестьянам. Поэтому в анклаве который год царит голод.

Но если с голодом еще хоть как-то можно бороться, выращивая овощи на клочках земли внутри жилых кварталов, то противостоять обстрелам и становиться неуязвимыми для снарядов люди за прошедшие годы осады так и не научились. Поселки постоянно обстреливаются из минометов и закидываются взрывающимися при падении газовыми баллонами, уносящими жизни и здоровье людей, разрушающими их дома и семьи. С 15 марта 2015 года обстрелы происходят ежедневно.  Иногда тела погибших на много дней остаются под завалами: их просто опасно пытаться извлечь под обстрелами наружу. Да и по похоронным процессиям зачастую стреляют вполне осознанно и прицельно.

По словам остающихся в анклаве жителей, порядка 80% зданий либо разрушено, ибо существенно пострадало. Возможности что-либо отстраивать и восстанавливать из-за продолжающейся блокады поселков у их жителей уже давно нет.  Раненые умирают от отсутствия самых простых медикаментов. Кроме жителей самих поселков, в блокированном анклаве проживают также люди, сбежавшие два года назад из захваченного бандитами города Джиср аш-Шугур.

Год назад, отчаявшись договориться по-хорошему с блокирующими поселки бандитами, отряды Хизбаллы, традиционно помогающие сирийской армии в освобождении террористов районов с преимущественно шиитским населением, «взяли в заложники» боевиков Джабхат аль-Нусра* и их семьи, проживавшими в городке Мадайя в непосредственной близости от Дамаска. Пообещав пропустить в городок гуманитарную помощь только в том случае, если боевики Нусры* из Мадайи договорятся с боевиками Нусры, осаждающими Кефрийю и Фуа о беспрепятственном проходе к попавшим в западню людям гуманитарного конвоя. И такой вынужденный «шантаж» сработал: в поселки были переданы лекарства и некоторое количество продовольствия.  Однако, лишения и обстрелы продолжали делать свое черное дело. И то, что в провинцию Идлиб, где находятся поселки, перекидывают порциями все новых и новых боевиков, соглашающихся освободить те или иные населенные пункты на территории всей страны, оптимизма осажденным не добавляло.

 

В результате длительного переговорного процесса была достигнута договоренность, в результате которой жизнь и свобода особо остро нуждающихся в эвакуации жителей Фуа и Кефрийи общим количеством около 5 000 человек (всего там проживает около 40 000 сирийцев) должны быть «обменяны» на эвакуацию во все ту же многострадальную провинцию Идлиб боевиков из Забадани и Мадайи с семьями (их порядка 2000). Обмениваемых из блокированного шиитского анклава должны были вывезти партиями на 75 автобусах (примерно по 70 человек в каждом). Основной контингент пассажиров - женщины, дети, старики и люди, по тем или иным причинам нуждающиеся в медицинской помощи.  В субботу 15 апреля во время одного из таких рейсов и был совершен подрыв, который, безусловно, входит в десятку самых страшных терактов, совершенных в Сирии за годы длящейся уже седьмой год гражданской войны.

Караван из пассажирских автобусов и машин сопровождения (в том числе, машин Красного Полумесяца) остановился в районе Рашидиин близ Алеппо.  Район контролируется боевиками. Боевики же обеспечивали беспроблемный проход транспорта с беженцами через свою территорию. Сообщают, что пассажирам автобусов, как это принято при проведении подробных акций, начали раздавать с грузовика пищевые пайки, воду и печенье.  Именно этот грузовик и оказался заминирован. Причем, существует вероятность того, что его водитель даже не подозревал о том, какой «неучтенный груз» отправился с ним в этот последний рейс. По оценкам специалистов, мощность взрывного устройства составляла около тонны в тротиловом эквиваленте. А сам взрыв, скорее всего, был организован не одиночкой, а бандой злоумышленников.  

По сообщениям находящихся в Кефрийе активистов, наибольшее количество погибших и раненых было в трех автобусах, которые ближе всего находились к эпицентру взрыва. По последним данным, погибших не менее 96 (по другим данным, 120 человек), есть пропавшие без вести, общее количество пострадавших (погибших и раненых) перевалило за 300. На кадрах сирийского телевидения из больницы в Алеппо, куда в итоге удалось доставить пострадавших людей, в основном раненые дети и женщины. Надо отметить, что медицинская помощь раненым в теракте (а избежавших ранений среди выживших почти нет) была оказана больше, чем через два часа с момента взрыва: сопровождавшие колонну автобусов 20 машин «скорой помощи» сгорели, оказавшись в эпицентре взрыва, машины медиков из подконтрольного правительственной сирийской армии Алеппо боевики впустили не сразу.

Среди погибших оказались также около 30 боевиков, пытавшихся организовать охрану проходившего через их территорию каравана. Это обстоятельство наводит на мысли о вмешательстве в процесс пресловутой «третьей силы», отчаянно пытающийся срывать любые попытки достигнуть стойкого перемирия в Сирии. По сообщениям очевидцев, едущие по трассе автобусы неоднократно обстреливали из минометов. Ранее в декабре прошлого года при попытках вывезти людей боевиками были попросту сожжены приготовленные для беженцев автобусы. Предвидя возможные провокации, сирийское руководство дало распоряжение армии не отвечать огнем на попытки сорвать процесс вывоза людей в Алеппо. И только это решение, пожалуй, позволило осуществить задуманную операцию.

 

На момент написания этой статьи (полночь с субботы на воскресенья) эвакуация населения в Алеппо продолжалась, несмотря на страшную трагедию. 75 автобусов до глубокой ночи спасали тысячи людей, вывозя их из ставшего для них повседневностью ада. Около ста из тех, кого пытались спасти, погибли в один из самых счастливых моментов своей жизни на пути к свободе и нормальной жизни. Люди верили, что смогли вырваться. Надеялись на то, что теперь их жизнь сможет вернуться в нормальное русло. Кто-то, вероятно, ждал встречи с оставшимися за пределами анклава родными и любимыми.

Если честно, то я для себя так еще и не решила, что хуже: продолжать жить в голоде под градом снарядов, теряя каждый день близких, ноги и руки, здоровье, или погибнуть, считая себя уже спасенным из затянувшегося ада. Большинство погибших так и не узнали, какую страшную цену им пришлось заплатить за ощущение почти обретенной ими долгожданной свободы.

http://www.mihwar.ru/siriya/item/fua-i-kefrijya-vzorvannye-nadezhdy.html