Хомс. Одно из зданий, расположенных вблизи района Карабис, захваченного боевиками.

Пью кофе, приготовленный солдатами. За окном – войсковая спецоперация с применением бронетехники: наносятся точечные удары по местам дислокации бандитов.

Определяются координаты. Даются указания. Через какое-то время – выстрел. И так – шесть раз. Один из выстрелов попал в склад боеприпасов. После другого замолкает захваченная у бандитов рация, с помощью которой военные прослушивали вражеские переговоры. Видимо, выстрел действительно уничтожил одно из бандитских гнезд. Последний "накрывает" логово, располагавшееся около находящегося в руках бандитов Национального госпиталя.

Осматриваю соседние здания, делаю снимки. При увеличении одного из них замечаю снайперскую точку: мешки с песком и спутниковую антенну в окне, за которые можно спрятаться. Показываю полковнику. Хвалит меня за наблюдательность и говорит, что это здание уже в руках правительственной армии. С каждым днем удерживаемая бандитами территория уменьшается. Сегодня из всего Хомса – одного из крупнейших городов Сирии – они контролируют лишь несколько центральных районов. Армия осторожничает: именно там находятся исторические здания. Кроме того, там, среди лабиринтов средневековых улочек, все еще остаются гражданские лица, которых так и не удалось вывести из опасного района Комиссии по национальному примирению, в течение примерно полугода ведшей переговоры о предоставлении гуманитарных коридоров. Люди до сих пор используются в качестве живого щита, страдают от отсутствия продуктов, став заложниками в своих собственных домах.

После окончания военной операции спускаемся в штабную комнату. Тут работает кондиционер. Меня угощают фруктами. Пора возвращаться в Дамаск. В этот момент сообщают о девушке, вышедшей к армейскому блокпосту с одной из захваченных боевиками улиц старого города.

Выхожу из комнаты. Действительно: на стуле сидела насмерть перепуганная девушка лет 20 – 25. Она буквально умоляла солдат спрятать ее где-нибудь. И рассказывала о младших братьях и сестрах, которые остались в доме, из которого она убежала. По словам девушки, бандиты узнали, что она учится на медсестру и выразили желание увезти ее через подземные ходы в полевой госпиталь в городке Кусейр близ границы с Ливаном. После этого она и решилась на побег. Успокаиваю, как могу. Ручаюсь за своих друзей-военных, обещаю, что с ними она в полной безопасности. Такие редкие перебежчики – просто кладезь бесценной информации. Они обычно знают, в каких местах находятся боевики, где они спят, где хранят боеприпасы, где устраивают полевые госпитали.

http://www.utro.ru/articles/2012/09/18/1072320.shtml