самолеты000

Еще во время своего нахождения в плену у бандитов, я знала о том, что неподалеку – примерно в 2 километрах от той деревни, в которой меня держали - находится какой-то военный аэродром. Со слов бандитов я знала о том, что аэродром блокирован со всех сторон и на его территории находятся около сотни военнослужащих сирийской армии. Часто аэродром обстреливали из гранатометов, блокированные солдаты были вынуждены открывать ответный огонь в ту сторону, из которой по ним стреляли. То есть, именно туда, где находилась я. Только сейчас, спустя несколько месяцев после побега, аэродром и территории вокруг него были снова возвращены под контроль регулярной армии. Теперь я могу попасть туда. Собираюсь и еду.

Проводящие для меня «экскурсию» по изувеченному аэродрому  Дебаа военные рассказывают о том, как бандиты по несколько раз перекрашивали старые самолеты и снимали их на видео, выдавая их каждый раз за новый, очередной «сбитый» ими борт. Всего на территории побывавшего в руках врага аэродрома было 4 старых тренировочных военных самолета и два самолета сельскохозяйственной авиации.

Военным этот аэродром перестал быть еще в восьмидесятые годы теперь уже прошлого века.  Во времена арабо-израильской войны действительно использовался по назначению, но позднее был перепрофилирован в аэродром, обслуживавший нужды гражданской сельскохозяйственной авиации: вокруг огромное количество полей, нуждающихся в опрыскивании средствами от саранчи и прочих вредителей.  Но об этом знают не многие.  Особенно -  за пределами Сирии. Именно поэтому,  практически не стесняясь и не боясь разоблачения,  занявшие покинутый войсками старый аэродром  бандиты записывали для «аль-Джазиры» видеоролики, в которых рассказывалось о том, что они захватили важный военный объект. Те, кто всерьез считает, что в Сирии происходит некая революция и ее сторонники одерживают одну победу за другой,   фальшивкам верили. Как верили и в то, что в уже наполовину отвоеванном у бандитов соседнем Кусейре «нет ни одного солдата правительственной армии».  В итоге, совершенно неожиданно для телезрителей «аль-Джазиры», в одно прекрасное утро и Кусейр и аэродром оказались под полным контролем армии. Несмотря на все бравурные заявления противной стороны.

Продолжаем «экскурсию». Военные борты были варварски раскурочены.  Сейчас они стоят в своих ангарах.  Повсюду валяется мусор. В некоторых помещениях прямо на бетонном полу постелены ковры: тут бандиты устроили для себя казарму. Гражданские самолеты постигла разная судьба: один был сожжен у въезда на территорию аэродрома, второй вывезен в соседнюю деревню для «участия в съемках» и позднее возвращен на территорию аэродрома сирийской государственной армией.

Спиленные пилой столбы. Поломанные деревья.  Вывинченные из стен розетки и выключатели. Снятые с петель двери и вынутые из оконных проемов рамы, увезенные в неизвестном направлении. Таким увидели аэродром вернувшиеся на него солдаты.   Они показывают мне, где хоронили умерших от ран, потери крови и болевого шока товарищей, не получивших вовремя медицинскую помощь и лекарства:  на блокированный со всех сторон аэродром бандиты не пропускали гуманитарные конвои и медиков,  продукты голодающим военным приходилось сбрасывать с воздуха, каждый раз рискуя подставить вертолет под обстрел боевиков.  Я помню – вертолеты прилетали сюда по ночам, я слышала их стрекот. И помню открывавшуюся по ним с земли стрельбу…

На территории аэродрома было около 150 военнослужащих. Позднее, к ним присоединились отступившие из соседних деревень солдаты с подвергавшихся вооруженным нападениям блокпостов.  Честно говоря, я себе слабо представляю, как порядка 200 голодных и измученных блокадой бойцов смогли длительное время контролировать достаточно обширную территорию.  Но у них это, тем не менее, действительно получалось. Когда боеприпасы были совсем на исходе, офицеры приняли решение спасать людей. По согласованию с командованием, территория аэродрома была временно оставлена, а люди выведены в северном направлении.  Возвращение военнослужащих к месту службы произошло спустя почти  40 дней.

Пьем кофе. Едим яблоки. Разговариваем. «Приезжай к нам еще, скоро мы наведем тут порядок» - говорят мне военные на прощанье.  Работы по восстановлению должны начаться со дня на день.

У выхода из административного здания замечаю небольшой закуток, в котором живут семь смешных мохнатых пёсиков. Бандиты расстреляли их мать. А до сих пор не доверяющих людям щенков успели спасти вернувшиеся к тому времени солдаты.

http://www.utro.ru/articles/2013/06/26/1127442.shtml