Рукбан: гуманитарное поселение или концлагерь на сирийско-иорданской границе?

Лагерь беженцев Эр-Рукбан, расположенный в демилитаризованной зоне Сирии и Иордании, периодически упоминается в средствах массовой информации. На днях вопрос о положении его обитателей поднял и президент России Владимир Путин. Однако информации об этом палаточном городке крайне мало. Ближневосточный журналист и постоянный автор «Реального времени» Анхар Кочнева рассказывает об истинном (и бедственном) положении жителей лагеря.

Палаточный городок посреди пустыни

В последнее время в новостях много говорят о лагере беженцев Рукбан, который находится на сирийско-иорданской границе. Почему так много внимания уделяется именно ему? В чем его особенность?

Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что главное отличие этого лагеря от других мест на территории Сирии, где в большом количестве скопились беженцы, в том, что рядом нет никаких населенных пунктов. Вообще. Голое поле. Даже еще хуже — пустыня. Ни источников воды рядом, ни полей-огородов, ни магазинов, ни нормального жилья. Очень, кстати, насмешил комментарий Министерства обороны РФ о том, что в Рукбане «большинство строений не предназначены для зимовки»: говорить такое о состоящем на 100 процентов из халабуд и палаток объекте как минимум странно.

Фотографии из Рукбана можно узнать сразу. Это в других, более цивилизованных местах палатки фабричного производства стоят стройными рядами. Тут нет ни рядов (обиталища страдальцев Рукбана хаотично раскиданы по пустыне на расстоянии друг от друга), ни такого количества нормальных палаток. В основном в качестве жилья здесь используют самодельные тенты, сделанные из тряпок, натянутых на какие-то каркасы из палок, или вышедших из употребления рекламных билбордов.

В основном в качестве жилья здесь используют самодельные тенты, сделанные из тряпок, натянутых на какие-то каркасы из палок, или вышедших из употребления рекламных билбордов

«Насмерть замерзли как минимум три десятка детей»

Беженцы, которые находятся, к примеру, в Ливане или в северо-западных районах Сирии живут там, где можно хоть что-то заработать, пусть и не всегда и с трудом. В крайнем случае, скажем прямо, украсть. Сорвать с дерева или выкопать из оставленных без присмотра грядок. Посреди пустыни такие фокусы не проходят, потому что там, разумеется, ничего не растет. И ничего нигде без присмотра не оставлено.

В этом палаточном хаосе посреди пустыни нет ни больниц, ни школ. Тут неоткуда взяться электричеству, теплу и воде. Около 80 тысяч человек, которые бежали из Пальмиры и других городов и населенных пунктов на востоке Сирии, изначально рассчитывали пробраться в Иорданию. Но иорданцы, всячески поддерживавшие антисирийские санкции, их к себе не пустили. Особенно сложный период начался после того, как в 2016 году в результате теракта пострадали и погибли иорданские пограничники. Граница для обитателей Рукбана с иорданской стороны закрылась наглухо. С тех пор — ничего и никому. Несмотря ни на какие мольбы о помощи.

Эта зима выдалась в ближневосточном регионе на редкость холодной и дождливой. В ночное время в горах и пустынях нередко выпадает снег. Теперь представьте себе, каково зимовать в продуваемых всеми ветрами «домиках дядюшки Тыквы», не имея ни теплой одежды, ни обогревателей, ни большого количества одеял. По данным ООН и российского Центра примирения (Центр по примирению враждующих сторон и контролю за перемещением беженцев в Сирийской Арабской Республике, — прим. ред.), здесь насмерть замерзли как минимум три десятка детей. Сколько человек погибло за последние несколько лет от болезней и голода, наверное, не знает никто.

В этом палаточном хаосе посреди пустыни нет ни больниц, ни школ. Тут неоткуда взяться электричеству, теплу и воде

Свобода за взятку

Вывозу людей и доставке в лагерь продуктов и медикаментов мешают и боевики (говорят, в нем находятся представители шести разных группировок), и захватившие этот район американцы (рядом расположена военная база США Эт-Танф, — прим. ред.). Именно они заправляют всем на этой территории бесправия для всех остальных. Они устанавливают в лагере свои порядки, отчего попавшему под их власть большинству только хуже.

Кому-то все-таки удается вырваться за крупные взятки, остальным внушают, что официальные власти Сирии не соглашаются предоставить гуманитарный коридор, который, на самом деле, был открыт уже несколько дней назад. Людей тупо держат в заложниках в этом лагере смерти. По распространенному вчера заявлению МО РФ, на снимках с воздуха в непосредственной близости от палаток Рукбана было замечено… новенькое кладбище. Могил этак на 300. И это, увы, только первые акты этой трагедии. Даже с учетом того, что в лагере достаточно много боевиков, большинство его обитателей — гражданские лица. Старики, женщины и дети. Некоторые из них родились уже в неволе на территории этого самого Рукбана.

Вывозу людей и доставке в лагерь продуктов и медикаментов мешают и боевики, и захватившие этот район американцы

Самое страшное в истории с Рукбаном то, что даже если прямо сейчас начать его расселение (часть людей просится на территории, которые контролирует правительство Сирии, часть — из тех, кто является боевиком или сторонником Свободной сирийской армии, а также их родственники — хотела бы переехать в Идлиб), то ничего из этого не выйдет. Потому что опыт предыдущих эвакуаций людей из захваченных боевиками анклавов говорит о том, что, по-хорошему, за день можно вывезти всего несколько тысяч человек. На сколько дней может растянуться вывоз 80 тысяч человек и дотянут ли до своей очереди те, кто окажутся в списке последними? Каждый день промедления уже оплачивается десятками и сотнями жизней.

https://realnoevremya.ru/articles/132002-anahr-kochneva-o-lagere-bezhencev-rukban?fbclid=IwAR3fDXeFfEgC68oF0ciz1xJjAA0N8AufAqWRZNkzRkh8ao__6Ztnw-xhM-o#reply