взрыв

Наверное, вчера меня в очередной раз спасло традиционное сирийское гостеприимство: не спрашивая моего на то позволения, мои друзья по дороге в Хомс завезли меня в свою деревню. Не дав, таким образом, оказаться в самом эпицентре колоссального взрыва.

О том, что  район Вади Дахаб  подвергся ракетному обстрелу я узнала от знакомого военного, семья которого во время  взрыва находилась в нескольких сотнях метров от месте происшествия. Перепуганный муж и отец попросил друга, у которого я была в гостях, отвезти его в город. Еще совершенно  не представляя себе, что именно произошло, мы сели в машину и отправились по направлению к Хомсу…

Еще на выезде из деревни я заметила столп дыма. Обратила на него внимание своих попутчиков. Чуть позже выяснилось, что это именно то, о чем я подумала. Дымило в том месте, куда мы направлялись. Когда мы поравнялись с Хомсом, струйка дыма, увиденная нами в начале,  превратился в мощный источник серого дыма.  Чуть позже появился и густой черный дым, которым затянулось небо юго-восточной окраины города. По ведущей в город трассе нам на встречу шли толпы людей. Они были эвакуированы  из зданий, находящихся в опасной зоне. Судя по всему, это были сотрудники каких-то офисов. Некоторые женщины плакали, у них была истерика. Но большинство людей спокойно шли, не поддаваясь панике. Спускались с придорожных пригорков на дорожное полотно, помогая друг другу.

Военные, охраняющие дорогу, стояли под прикрытием придорожных зданий. Они предупредили нас, что ехать по дороге предельно опасно: на нее падают снаряды. Но в потенциальной зоне поражения у одного из нас находились жена и дети. Мы объяснили, что мы сами – армия. Особо никто мешать въехать в город не стал. И мы поехали. Мы были единственными, кто ехал в город, из которого бежали остальные. Город был пуст. Многие жители осторожно выглядывали со своих балконов. На асфальте повсюду были груды вылетевшего оконного стекла.  Справа от нас в небо вздымаются клубы дыма. Иногда слышался характерный звук: от пожара детонировали снаряды и разлетались во все стороны. Один из моих друзей, находившихся во время происшествия в магазине, рассказал о том, что около того места, в котором он был вынужден прятаться, упало около 5 снарядов, часть из которых, слава Богу, не разорвалась.

На максимальной скорости проезжаем по нужному нам кварталу. Входим в дом. Все его жильцы, включая семью нашего знакомого, спрятались на первом этаже. Они в безопасности. Поднимаюсь на крышу, под свист пролетающих где-то рядом снарядов, делаю несколько кадров. Пожар очень большой, у тех, кто попал в зону задымления шансов выжить – никаких.

Попадание нескольких ракет в оружейный склад не было случайностью: на обнаруженном мной видео, снятом сообщниками злоумышленников, видно, что камера была заранее установлена так, чтобы заснять происходившее.  Увидев огненный шар в небе, авторы видео шумно радуются тому, что горят районы, в которых проживают  преимущественно  алавиты и христиане. Им уже и в голову не приходит подыгрывать тем, кто упорно называет их борцами за демократию.

Пожар был окончательно потушен только к вечеру. Прессу в район происшествия пока не допустили. Официальные данные, которые одной строкой озвучило вчера государственное информационное агентство САНА говорят о 16 раненых и полном отсутствии погибших. Но стоявшие у больницы военные рассказывали совсем другое. До вечера из пострадавшего района выезжали машины «скорой помощи». Полгорода вчера осталось без стекол. На снятом на мобильный одним из сторонников террористов видео видны последствия ударов взрывной волны. Съемок их эпицентра взрывов пока нигде нет. Но побывавшие в том районе очевидцы говорили о том, что там разрушено как минимум несколько домов.

Вчерашнее происшествие в очередной раз показало, что в своих стремлениях уничтожать военные объекты «оппозиция» не считается с возможными жертвами со стороны мирного населения. А радостные вопли о том, что, наконец-то, горят дома представителей других конфессий, не оставляют иллюзий в отношении того, что ждет страну в случае, если власть в стране будет передана тем, кому жаждет передать ее пресловутое мировое сообщество.