8465

Мы продолжаем публиковать интервью с Анхар Кочневой – российско-украинским военным корреспондентом, освещающим события из самого пекла гражданской войны в Сирийской Арабской Республике.

Анхар, ваше имя  переводится с арабского как «реки», но если это слово прочитать наоборот, то получится «рахна» رحنة, т.е. заложница. Как вы думаете, это ведь не простое совпадение?

Смешно, только там не та-марбута в конце, а алеф.

Кстати, до нас дошла информация, что вы пытаетесь вызволить из плена боевиков девушек из Белоруссии и Молдавии. Какие успехи на этом пути?

Успех – это освобождение девочек, пока о нем говорить нельзя. У нас о них очень мало информации, кроме того видео пока о них нет никаких сведений.

Никаких требований боевики не выдвигали?

Нет.

А может быть, что их украли для сексуального рабства, для нужд бандитов или продажи в какой-нибудь ближневосточный бордель?

Вполне возможно. Скорее всего, их похитили для внутренних нужд, зачем продавать то, что им самим надо?

Aljazeera, Alarabia, BBC, CNN – и многие другие СМИ нагло врут и искажают действительность того, что происходит в Сирии. А вообще, есть ли западные новостные каналы или журналисты, объективно отражающие ситуацию? Или просто, занимающие противоположную позицию в этой информационной войне? Ведь очень много льется лжи и поступает противоречивых сведений, не могли бы вы дать советы о том, как фильтровать информацию, кому и чему верить простому обывателю?

Более-менее объективно стараются освещать события российские каналы, особенно 1-й канал и Вести-24, которые часто бывают в Сирии.

Собственной информации каналов верить можно и нужно. Но даже там иногда могут озвучивать информацию со ссылками на другие источники, вот, эти источники могут оказаться не слишком достоверными.

А все остальное слишком часто является пересказом публикаций недружественной Сирии прессы, которая является участником информационной войны.

Какие настроения царят среди сирийского народа? С какими серьезными бытовыми проблемами встречаются сирийцы каждый день?

Народ устал от происходящего. У многих начали кончаться или кончились сбережения. Из-за падения курса национальной валюты выросли цены и обесценились зарплаты. Многие остались без работы, без собственного бизнеса, без имущества. А у большинства сирийцев многодетные семьи.

А что гуманитарная помощь?

Гуманитарной помощи в таком случае требуется много и многим. И в необходимом количестве ее, конечно, не хватает. Ведь сейчас дело не в том, что в Сирии, скажем, сахара и картошки нет. Все есть. Только не у всех есть деньги, чтобы купить необходимые товары. А людям нужны не сахар и спички – нужно множество товаров и продуктов, без которых человек себя человеком не чувствует. Например, женщины меня поймут: нам и крем может быть необходим, и шампунь не каждый подойдет. У каждого человека свои собственные потребности. И выданной коробки с чем-то унифицированным по совершенно объективным причинам не достаточно.

Террористы разрушают объекты энергетической области, из-за этого даже в Дамаске каждый день происходят веерные отключения электричества. Есть районы, куда электричество не может поступать вообще. Потому, что все поломано и разрушено, надо заново воссоздавать энергосистему.

Есть проблемы с бензином. В том же Дамаске ряд улиц в центре перекрыт – там находятся объекты, привлекательные для террористов. Поэтому приходится ездить в объезд и стоять в пробках на блокпостах. Это тоже неудобно. Иногда люди не могут неделями попасть на работу – дорога пролегает через проблемные районы. В общем, сложностей много и пусть кто-то мне расскажет, что Запад этого добивался в интересах сирийского населения.

Что положительного делает сирийское правительство для своих граждан? Какую политику проводит по смягчению гуманитарного кризиса?

В случае каких-либо терактов или обстрелов гражданских объектов, раненых и пострадавших часто еще до приезда «скорых» на попутках отвозят в больницы местные жители. Таким образом, во многих случаях, удается спасти пострадавших тогда, когда счет идет на минуты. С разбором образовавшихся завалов тоже, зачастую, помогают соседи или случайные прохожие. Люди в таких ситуациях действуют достаточно дружно. У многих сирийцев дома или в загородных домах живут родственники, которые были вынуждены покинуть собственные жилища из-за того, что их дома оказались в зоне боевых действий или населенный пункт был захвачен террористами.

То есть, население во многих случаях принимает на себя решение ряда проблем гуманитарного характера. Что касается государства, то оно организует вывод  гражданского населения из горячих точек, занимается размещением людей, помогает снабжать людей необходимым. Детей устраивают в школы на то время, когда должны быть школьные занятия.  Причем, хочется обратить внимание, что сирийское государство людей не в палатках размещает, как это делают куда более богатые Иордания и Турция. Да, часто люди живут в школах. Но там есть удобства, это, все-таки, помещения...

Специально для islam-today.ru