1322768992_1

На днях Лига арабских государств и Турция объявили о введении с 3 декабря экономических санкций против Сирии. Обстановка в регионе остается тревожной, и как сторонники, так и противники действующего президента Башара Асада не исключают силовой вариант развития событий. Глава МИД России Сергей Лавров осудил предложение ввести эмбарго против Сирии и призвал западных коллег решать проблемы мирным политическим путем.

Корреспондент «ТПП-Информ» связался с писательницей и востоковедом Анхар Кочневой, которая сейчас находится в Дамаске и недавно вернулась из поездки в Хомс. Специально для нашего издания она ответила на вопросы о текущей обстановке в Сирии.

– Сейчас вводятся экономические санкции против Сирии. Скажется ли это на совместных инвестиционных и бизнес-проектах, ведь приостановлены банковские операции?

– Я, конечно, далека от «высокой экономики», но, видимо, ничего страшного в случае, если работать через банки стран, не участвующих в санкциях, не будет. Кстати, на самом деле, санкции такого рода уже давно на практике действовали против Сирии: большинство наших банков возвращало направляемые в Сирию банковские переводы с отметкой о том, что ЦБ США данный перевод не одобрил. Приходилось выкручиваться. К слову сказать, в итоге комиссия получалась меньше той, что пришлось бы заплатить банку, так что лавировать приходилось задолго до последних событий и принятия новых санкций.

Сейчас, вроде бы, уже запущен механизм прямой конвертации рубля в сирийские лиры, минуя доллары США. Если все получится, то в результате работать будет намного проще, чем до принятия пресловутых санкций. Какие-то проекты, особенно с участием стран – организаторов действий против Сирии, будут приостановлены. И тут как раз выиграет тот, кто сумеет вовремя подхватить и продолжить начатое другими. Яркий пример: отказ Запада продавать самолеты для «Сирийских авиалиний». В результате 15 гражданских самолетов было куплено именно в России, а не у «Боинга» и «Эрбаса». Также недолго, думаю, продлится траур по исходу с сирийских просторов концерна Shell.

– Как принятие санкций сказывается на жизни граждан? Ощущается ли дефицит каких-то продуктов? Вы говорили ранее о проблемах с Интернетом. Известно ли, с чем они связаны?

– На днях я была на оптовом продуктовом рынке. В плане продуктов питания страна обеспечивает себя всем необходимым, чего, к примеру, нельзя сказать о Ливии, Ливане, Иордании, которым приходится импортировать продовольствие в огромных объемах. И продовольствие это дешевое. Ящик винограда типа «кардинал» – килограмм стоит 35 лир, это около 22 рублей. Мешок салата листового – 6 огромных кустов, килограмма по 2-2,5 каждый – 60 рублей за всю упаковку. Зачем им это все закупать, если это они в состоянии производить сами?

Сейчас есть некоторые проблемы с бытовым газом – тут нет газопроводов, подведенных к домам, и газ покупается в баллонах. И с керосином для отопительных приборов, которые в эксплуатации дешевле электрических. Но говорят, что этот дефицит искусственный, возникающий в результате саботажа. Еще весной начались было проблемы с хлебом, а потом были обнаружены тонны хлеба на свалках: кто-то закупал его и выбрасывал, пытаясь вызвать панику у потребителей. Кстати, о хлебе: в Сирии самый дешевый хлеб в мире, он дотируется государством: например, батончик для сэндвича обойдется всего в полтора рубля за штуку.

Основные проблемы с Интернетом, думаю, связаны с тем, что сеть банально не справляется с резко возросшим трафиком. Ведь за последний год количество пользователей увеличилось в разы. Башар Асад даже издал какой-то указ о модернизации. Такой вот он, наш «диктатор»: сам же добивается того, чтобы нам удобнее было фейсбуками и ютубами пользоваться. Я живу в центре, вокруг меня много офисных зданий, банки, офисы тех же «Сирийских авиалиний» и т. п. Поэтому днем, когда все сотрудники этих офисов за счет работодателей сидят в Интернете, скорость соединения резко падает. А вечером люди уже в своих квартирах ролики качают и музыку. Только в 12 ночи количество пользователей уменьшается и «поднимается» Скайп, нормально открывается почта и т. п. У нас, как мне сказал один знакомый, коммуникации старые. Я в эти дни днем хожу к друзьям в отель в другой район, там новая сеть, и то, что у меня в моем районе днем не открывается, там доступно.

– Вы говорили ранее о существовании умеренной и радикальной оппозиции. Что сейчас происходит в стане противников Башара Асада?

– Как раз сегодня виделась с лидером «вменяемой», т. е., конструктивной оппозиции Кадри Джамилем. С ним должно выйти большое интервью, снятое командой канала «Вести-24». Кадри представляет одну из старейших оппозиционных партий Сирии – коммунистическую. В отличие от бандитов, эти оппозиционеры не прячутся. В отличие от тех, кто живет за границей и призывает к введению санкций против Сирии и ее народа, эти люди находятся внутри Сирии и знают, что тут на самом деле происходит. Бурхан Гальюн, насколько я помню, живет в Париже уже 40 лет – что может знать этот человек о том, как реально живут в Сирии люди, о чем они думают и чего хотят?

Национальная конструктивная оппозиция категорически не приемлет основное требование оппозиции неконструктивной, преимущественно действующей за пределами страны: требование свержения президента Башара Асада. Как говорит сам Кадри, «это было бы недемократично, а мы хотим настоящей демократии». Если Башара убрать, будет хаос.

Сама система от смены одного человека разве изменится? Тут же заработают законы, исчезнут коррупционеры, наступит всеобщее счастье? Вот, в Египте и Тунисе поменяли руководителя, а все остальные остались на своих местах. Ничего не поменялось. Разве что в худшую сторону. Сирийцам этого не надо: тут хотят настоящих глубоких реформ, а не косметических. И если не будет оказываться на страну давление, то все получится. Так что называть национальную сирийскую оппозицию противниками Башара нельзя. Многие из лидеров этой оппозиции знают его лично, знают, что сам он – честный и хороший человек. Проблема не в нем лично, а в тех, кто присосался к власти и пользовался ею в своих личных интересах.

Что касается радикалов, то они сами лишают себя возможностей лавировать и отступать, когда это требуется в интересах дела. Они выдвигают невыполнимые требования и при этом в разы слабее тех, кому пытаются свои условия диктовать.

Если же говорить о бандитах, ведущих отстрел военных, полицейских и терроризирующих мирных жителей, то, если верить западным СМИ и аль-Джазире, никаких бандитов просто не существует. А есть только несчастные мирные демонстранты – «робокопы»: в них из танков, по их же сообщениям, стреляют, а им хоть бы хны, по ним ВВС бомбы из самолетов мечет, а убитых по их же, «правдивой» информации всего 5 человек. Я на днях ездила в Хомс. Там один из знакомых показал гранату: говорит, что предпочитает себя взорвать, чем попасть в руки «мирных демонстрантов» – весь город знает, следы каких страшных пыток неизменно обнаруживают на телах людей, ими похищенных и убитых после нечеловеческих пыток. Они вырезают живым людям глаза, разрывают на 2 части, привязывая живого человека к двум машинам, еще много чего в арсенале этих «революционеров» имеется. Вот эти – да, противники Башара. Только я не думаю, что кому-то интересно их мнение: этих чем скорее обезвредят, тем сразу всем спокойнее жить станет.

В целом же подавляющее большинство сирийцев сплотилось вокруг молодого президента, превратило его в своеобразный символ единства народа. В него и ему тут верят.

– Сегодня много тревожных знаков говорят о возможном повторении ливийского сценария в Сирии. Готовятся ли жители Дамаска и других городов к столкновениям или военным действиям?

– Здесь верят в то, что внешней интервенции все-таки не будет. Я сама теперь живу в Дамаске, у меня и у большинства жителей Сирии ощущения одни и те же: на сегодняшний момент нет достаточно весомого предлога, под которым можно было бы начать бомбить мирные сирийские города. Не чувствуется никакого тревожного напряжения. Ведь почему ЛАГ пытается шантажировать сирийское правительство и давить его санкциями? А потому что вот уже почти год, несмотря на все ухищрения, не получается с этой упрямой Сирией ничего сделать. На демонстрации для «аль-Джазира-фильм» за деньги не все согласны ходить. В Алеппо ни одной демонстрации не было, говорят. Раздали на миллионы долларов аппаратуры, а свидетельств зверств армии нет, только поддельные, причем инсценировки в ряде случаев совершенно бездарные. Бандитов заслали – не пал «кровавый режим». Санкциями пугают, а люди в Сирии только смеются, посылают эту ЛАГ по всем известным направлениям и кричат на митингах, что теперь они – не арабы, теперь они – сирийцы.

Тут, особенно в Дамаске, вдруг понимаешь, что есть на земле места, где люди еще сохранили самоуважение, где патриотизм – вполне себе нормальное, неругательное слово.

Молодые ребята – военные и полицейские – со страшными травмами, в основном полученными в результате нападений бандитов из засады, лежат в холодных палатах (тут нет центрального отопления), но глаза у них такие, по которым понятно, что это за народ и что это за страна. Тут, в Сирии, есть то, что было у советских людей – неподдельное, настоящее. Такие будут истекать кровью, но возьмут высоту. Скрошат зубы в порошок, но будут держаться.

Сейчас практически все уже понятно. Сброшены маски, капает слюна с обнажившихся клыков «наноагрессора». Известны методы, способы, технологии. А это уже огромная победа. Говорят, на свержение руководства Сирии организаторы этой грязной игры отводили не более месяца. В Тунисе революция продлилась 3 недели, в Египте и того меньше – две недели. Как часто говорят в Сирии, «они ошиблись временем и местом – в нашей стране ваши игры не пройдут». Мой хороший знакомый Рафик Лутф за два месяца до провокаций в Дераа случайно в одном из чатов обнаружил группы людей, которые практически в открытую обсуждали, какие лозунги писать на стенах в Сирии, как узнавать личные телефоны общественных деятелей и чиновников, звонить им с угрозами якобы от лица правоохранительных органов, как накручивать счетчики в телевизионных голосованиях и с одного компьютера умудряться проголосовать до 1000 раз. То есть активная фаза началась еще в январе. Сейчас – декабрь. Год не могут при огромных вливаниях средств скинуть «ненавистный народу режим».

Все это, по моему мнению, говорит о том, что в Сирии, несмотря на наличие у нее определенных проблем, все в порядке. В отличие от тех стран, которые пытаются спровоцировать агрессию против Сирии, и в которых господствует подлинная тирания и реальное отсутствие уважения прав человека.

Анастасия Казимирко-Кириллова,
ТПП-Информ

http://tpp-inform.ru/analytic_journal/1830.html