Помните, как в «Двух бойцах» было? Трамвай, на котором можно было доехать на фронт. В Дамаске почти так же. До районов, где стреляют, можно доехать на такси, автобусе или просто дойти пешком.

Я живу в одном из районов, который находится рядом с районами, на которых идут боевые действия. До нас доносятся не только звуки канонады: достаточно часто на наши дома и улицы падают посылаемые добрыми бандитами минометные снаряды. Вчера в жилой дом угодили. Позавчера – в стадион, ранив семерых и убив 17-тилетнего пацана - сирийского чемпиона по тэквандо. До Джобара от меня всего минут 15 пешего хода. Граница между миром и войной проходит по оживленной городской улице и стадиону. Дальше за них уже нельзя. Да и не пустит туда никто без специального на то разрешения и бронежилета. Потому что там – смерть. И оттуда – смерть. В сторону домов, в которых мы живем…

От наших домов до пресловутой Восточной Гуты тоже сравнительно недалеко. Всего несколько километров. В тот день, когда, якобы, было применено химическое оружие (причем, в количествах, умертвивших и потравивших в общей сложности около 5 000 человек), в нашу сторону дул ветер. Со скоростью 20 метров в секунду… Теперь представьте себе, что было бы, если бы ядовитое облако накрыло город? Ведь, чувствуем же мы идущий с мест боев запах гари? И химикаты бы до нас с тем же успехом «дошли». Но пострадавших от отравлений нет. Причем, нет их не только в самом Дамаске на полностью контролируемой правительством территории, но и на территории, временно контролируемой незаконными вооруженными формированиями.

Ведь, сами посудите: при той повсеместной любви к фотографированию на мобильные телефоны, какая неожиданно проявилась у сирийцев за последние два года, «свидетельствами» гибели 1300 и отравления 3600 человек являются лишь несколько сделанных в помещениях видеозаписей, вызывающих кучу вопросов у специалистов по всяческим отравлениям. Где тела? Где отравившиеся? Почему нам всего этого так и не показали? Более того, в самой Сирии поговаривают, что показанные на видео убитые дети – те самые, которых похитили бандиты в поселках близ прибрежного города Латакия. Ну, или дети поддерживающих правительство курдов, про истребление которых на севере Сирии достаточно много писали в российской прессе. Сами убили, сами засняли, сами выложили в интернет и уселись ждать натовские бомбардировщики. Потому что без натовских бомбардировщиков никак довести до победного конца революцию против воли народа не получается.

Дамаск и подавляющее большинство сирийских городов и поселков живет вполне привычной нормальной жизнью. Люди ходят на работу, в магазины и на рынки. Гуляют, сидят в кафе. Дети носятся по улицам до 2-3 часов ночи. Учебный год начнется только в октябре, сейчас в Сирии такой же ажиотаж закупок необходимого для школы, как в России в августе. Работает общественный транспорт. Но горожанам мешают жить минометные обстрелы, многочисленные посты и бетонные блоки на дорогах, защищающие потенциально привлекательные для террористов объекты от взрывающихся автомобилей. А на некогда популярной у туристов смотровой площадке возвышающейся над Дамаском горе Касьюн (на той самой, где находится пещера, в которой, по приданию, Каин убил Авеля) молодежь наставила палаток, образовав своеобразный «живой щит» рядом с местом расположения ПВО…

Сирийцы уже давно рассказывают друг другу анекдот, суть которого в том, что Обама уже знает географию Сирии лучше, чем географию Америки.

- Господин Обама, в Дераа снова проблемы.
- В самом городе, или около железнодорожной станции?

http://echo.msk.ru/blog/kochneva_a/1152034-echo/