syria

Накануне Генассамблеи ООН главный вопрос в том, что в сирийской гражданской войне слишком много участников, которые воюют между собой, и как с ними налаживать диалог, не совсем понятно

Сегодня Белый дом обещает обнародовать график встреч Барака Обамы в рамках Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. Главная из них — встреча президентов России и США. Ранее в Москве источники сообщили, что такая встреча состоится. Кремль это не подтвердил.

Главная тема — это межсирийский диалог и судьба Башара Асада. Странная война всех против всех. Самые эффективные силы в этой войне — те, кому нечего терять, и с другой стороны — фанатики-исламисты. Это не регулярные части, а, скорее, милиция или ополчение. На стороне Асада это, в первую очередь, алавиты и местные христиане. Они готовы воевать до последнего, поскольку знают, что фанатики-исламисты их просто уничтожат.

Алавиты традиционными исламскими монархиями считаются сектой — их религия представляется из себя смесь ислама, христианства и доисламских восточных верований. У них есть своя алавитская милиция — до 30 тысяч бойцов. К алавитам относят правящую в Дамаске верхушку — семью Асада и ближайших его соратников. Асада поддерживают боевые отряды сирийских христиан — до 20 тысяч солдат. Собственно, регулярная армия Асада насчитывает более 150 тысяч человек. Согласно разным источникам, за четыре года войны она уменьшилась в два раза за счет потерь и дезертирства. Асада поддерживает Иран — на его стороне воюет проиранская группировка «Хезболла», враг Израиля. Это более 2 000 хорошо подготовленных боевиков с современным оружием. Отличительная черта этой войны — наличие анклавов.

 

Анхар Кочнева

независимый журналист

«Стоит буквально отойти на 100 метров от места, где находятся боевики, начинается абсолютная мирная жизнь, все нормально. Просто армия держит этот район в кольце, и боевики периодически при помощи снайперов или посредством минометов обстреливают город. Такая же ситуация в Дамаске. Есть там достаточно большой анклав, это восточные пригороды Дамаска, практически уходящие в сторону аэропорта».

 

Асаду противостоит так называемая умеренная сирийская оппозиция. Ее ядро — «Свободная сирийская армия». Ее костяк — это бежавшие в Турцию офицеры-дезертиры из регулярных сирийских войск. Как правило, это мусульмане-сунниты. Это именно прозападная часть сирийской оппозиции — ее поддерживают США, Европа, монархии Персидского залива, а также Турция. Америка тренирует их бойцов. Они воюют также и против «Исламского государства», деятельность которого запрещена в России. Кроме бывших военных Асада, там много разных группировок, в том числе экстремистского толка, продолжает востоковед Георгий Мирский.

 

Георгий Мирский

главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук

«Но заметьте: тяжелого оружия они ни от кого не получили. Барак Обама, несмотря на многочисленные просьбы дать противотанковую артиллерию, зенитно-ракетные комплексы — у оппозиции нет ни одного самолета. Все в воздухе  только авиация Асада. Так вот Обама не дает им ничего по одной причине: если он предоставит эту тяжелую современную первоклассную технику, где гарантия, что ее не схватят боевики-исламисты?»

 

Со всеми воюет ИГИЛ — самая страшная террористическая организация. Но есть и четвертая сила — это местная «Аль-Каида», «Фронт ан-Нусра». По жестокости они не уступают халифату. Это очень похожая группировка с идеологической точки зрения. Она тоже против всех, и с ИГИЛ они конкуренты, находятся в состоянии войны. Зато вместе с умеренной оппозицией, вместе воевали с Асадом за Аллепо. После просили Америку не считать их террористами. У каждого участника гражданской войны, даже у откровенных террористов, много сторонников. Здесь нельзя сделать однозначный вывод о том, что весь сирийский народ против диктатора Асада или большинство за него. Равно, как и каждая из больших держав старается поддерживать своего участника, помогать ему оружием и боеприпасами, а это уже больше, чем одна гражданская война в отдельно взятой стране.

 

http://www.bfm.ru/news/303567