in_article_bfc3c3f7db

Воскресное утро. Еду к часам. Там – никого. Только обычный армейский блок-пост. Иду пить кофе к знакомым военным. Уж кто-то, а они будут знать, когда что-нибудь начнется...

Примерно через час действительно сообщают: место обмена сегодня изменено. Вероятно, причина в заминированных дорогах, ведущих к назначенному на вчера месту. Надо ехать за город, причем, сделать огромный крюк.

Если бы ряд кварталов не был бы захвачен боевиками, то до места обмена можно было бы дойти пешком минут за 10. А так… Приходится ехать примерно полчаса. Когда приезжаю, все уже в сборе. Еще полчаса и колонна из нескольких автобусов и сопровождающих их джипов различных гуманитарных организаций трогается с места и исчезает метрах в 200-х от нас среди деревьев.

Усаживаемся на бетонный заборчик. Готовимся загорать. За нашими спинами журчит легендарная река Оронт (по-арабски она называется аль-Аси, то есть «упрямая»). На берегу образуемого рекой небольшого озера стоит разгромленный ресторан. Чуть поодаль – пустующий уже давно зал торжеств, в котором будет проходить процедура приема вывезенных из Старого Хомса людей. Конечно, в том случае, если и сегодня снова все не сорвется.

Через несколько минут среди руин, из которых должны выйти люди, раздается сильный взрыв. Над руинами поднимается серое облако цементной взвеси. Хватаемся за камеры. Позже этот взрыв мы увидим по зловредной «аль-Джазире»: в версии ее «корреспондентов», взрыв учинила кровожадная армия. Но мы снова тут, среди этой самой армии. Как и вчера, когда ее тоже обвиняли в обстрелах. С нашей стороны точно никто не стрелял.

Стоим дальше. Снова среди руин то тут, то там поднимаются столбы черного дыма. Боевики то ли снова стреляют друг по другу, то ли пытаются сорвать операцию по эвакуации, запугивая решивших выйти из анклава людей.

И вот они – два первых автобуса. Проносится слух, что вывезли около 60 человек. Делаем несколько снимков и торопимся занимать места у здания, в котором будут принимать людей. На массивных стилизованных под старинные деревянных воротах бумажка с надписью от руки: запрещен вход военным, журналистам и тем, кто журналистов сопровождает (среди нас несколько иностранцев, не говорящих на арабском). У военных тут свой интерес: они не только охраняют нас и готовы отразить любую попытку прорыва боевиков, но и внимательно изучают всех, вновь прибывших. Позднее несколько прибывших людей указывают на четверых мужчин явно бандитской внешности: это самые настоящие боевики. Согласно существующему уговору, безоговорочной амнистии подлежат лишь женщины, мальчики в возрасте до 14 лет и мужчины в возрасте свыше 54. Все остальные, в случае, если решат выйти из блокированного района, будут подвергнуты проверке правоохранительных органов. Предложение не настолько плохо: в любом случае, если боевик сдался сам, он подлежит частичному амнистированию и понесет наказание менее того, которое заслуживает. А это значит, что есть шансы вернуться на свободу. А там, в Старом Хомсе – однозначная смерть.

Несколько эвакуированных молниеносно доставляется в машины «скорой». После оказания экстренной медицинской помощи больные вывозятся в больницы для продолжения лечения. Одну девушку, обессиленную до состояния тряпичной куклы, несут к «скорой» на руках.

Чуть позже интересуюсь у врача ее состоянием. Врач говорит, что теперь должна выжить. Двух мужиков также увозят в больницу. Кого-то, кто еще может сидеть, ввозят в зал торжеств для регистрации на креслах-каталках. У одного старика, которого везут на каталке, отсутствует правая кисть руки. Есть вероятность, что руку отрубили за воровство поборники шариата.

Темнеет. А люди все продолжают и продолжают выступать. Теперь их привозят не только на автобусах, но и на чем придется: на джипах «Красного полумесяца» и ООН, на скорых, на каких-то армейских пикапах. Машины буквально набиты людьми. Главное – успеть эвакуировать как можно больше. Забегая вперед, скажу, что это было правильно: в понедельник и во вторник никого вывести уже не удалось. Несмотря на продленное на новые три дня перемирие.

Мы пробыли в районе Дик аль-Джинн до 7 вечера. Регистрация поступивших еще продолжалась. Те, кто ее прошел, ожидали вывоза к местам временного размещения уже сидя в автобусах. На контролируемой боевиками территории по приблизительным подсчетам может находиться еще около 300 гражданских лиц, желающих выйти. Христиане из Старого Хомса тоже так пока и не вышли.

Назад ехала с коллегами из ливанского канала «Аль-Маядин». Когда въезжали в город, услышали свист пули. Стреляли из нового пригорода Хомса Ваар. Недобитые боевики из других районов осели там. Ваар - это еще одна головная боль Хомса. Но, по мнению экспертов, если будет решена проблема Старого Хомса, те, кто засел в Вааре, непременно сложат оружие сами. Будем видеть.

http://www.ridus.ru/news/154599