p1

Говоря о причинах поддержки Россией Сирии и ее политического руководства, многочисленные эксперты и не только они, утверждают, что все дело в российской средиземноморской военно-морской базе, с 1971 года базирующейся в сирийском городе Тартус. Именно ее, якобы, и отстаивает Россия, оказывая поддержку нынешнему правительству этой страны. Ведь смена действующей ныне власти и переход рычагов управления к оппозиции повлечет за собой аннуляцию всех имеющихся на данный момент межправительственных договоренностей между Сирией и Россией.

Так случилось, что я была одной из тех немногих российских журналистов, которым представилась возможность посетить эту базу, о которой так много говорится и пишется, но которую мало кто видел своими глазами. Было это 3 года назад, когда о ней писалось особенно много, но с тех пор там, по моей информации, мало что-то изменилось.

Находится она на территории сирийской военно-морской базы (63 бригада ВМФ Сирии), поэтому попасть туда достаточно сложно: основные секреты объекта расположены явно не на российской его части. Сама российская часть, условно говоря, состоит из ряда наземных объектов и пришвартованного к причалу старого ремонтного судна. Ремонтные суда находятся в Сирии примерно по полгода, сменяя друг друга. На базе, при необходимости, возможна заправка топливом и пополнение запасов воды и продовольствия российских кораблей, находящихся в Средиземном море .

Проходя между наземных объектов, долго не могла отделаться от ощущения, что нахожусь в … старом заброшенном пионерском лагере: тут и площадка для волейбола, и пляж, и фонтан, и нехитрое оборудование для барбекю, и напоминающее корпус пионерлагеря административное здание. И белый чернохвостый кот по кличке Хвост, привезенный кем-то в Сирию аж из Севастополя, на ступеньках. На территории несколько не новых грузовиков российского производства. Высоченная трава. Какие-то склады.

Садимся в наши машины и едем к причалу. На причале таблички с надписями на русском языке. Старый, достаточно большой серый корабль с бортовой надписью ПМ-138. Поднимаемся на борт по трапу. Тут все свои. Снимать на палубе можно сколько угодно. Можно снимать на камбузе и в столовой. Фотографировать можно даже в командной рубке (что я и сделала). Но при входе во внутренние помещения, в которых расположены ремонтное оборудование и различные станки, нас просят оставить фото и видеокамеры снаружи. Складываем технику, предвкушая, наконец-то, увидеть хоть что-нибудь секретное. Или же засечь внутри посудины попрятавшиеся толпы десантников, о которых столько писала пресса.

Но и тут снова — облом. Внутри несколько работяг (зарплаты у них небольшие даже по тогдашним сирийским меркам + небольшая надбавка за работу за границей) и видавшие виды станки, установленные в цехах еще при постройке корабля, т. е., в 1969 году. Такие же старые, как и все судовое оборудование. По словам капитана, агрегаты достаточно надежны и возложенные на них функции, несмотря на свою архаичность, вполне выполняют. В случае необходимости, на них могут изготовить практически любую вышедшую из строя деталь.

Ничего такого, что могло бы тянуть на звание секретного объекта, мы внутри корабля так и не увидели. На территории самой российской базы — тоже. Хотя, наверное, можно с натяжкой назвать страшным секретом то, что та самая база, которую боятся и которую считают основной причиной просирийской политики России, на деле уже давно нуждается в как минимум модернизации. Ничего такого, ради чего Россия могла бы тратить столь титанические усилия на дипломатической арене, в Тартусе нет. И скорее в сего, не будет: именно такое заявление сделал минувшей весной «Интерфаксу» глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров, сказав, что создание в Тартусе военно-морской базы РФ, якобы, может привести к эскалации сирийского конфликта.

Тем не менее, отсутствие в Тартусе настоящей военно-морской базы не является поводом прикусить языки для всевозможных провокаторов. Некоторые российские СМИ не единожды вдохновенно озвучивали «новость» о якобы принятом решении Министерства Обороны России о выводе с тартусской базы всего имеющегося там персонала, а так же нескольких тысяч якобы базировавшихся там российских морпехов. А 22 августа 2012 года израильские СМИ, а так же ряд российских изданий, включая «Известия», сообщили о том, что, якобы, весь персонал российской базы в Тартусе в количестве аж 78 человек (на этот момент собственно персонал «базы» состоял из двоих сотрудников; персонал ремонтного корабля, который так же находится на базе, сотрудниками базы не является) были эвакуированы из Сирии. Тогда эти сообщения вызвали у начальника тартусской базы лишь усмешку: они были далеко не первым «вбросом» со стороны тех, кто пытается убедить мир в российском военном присутствии в Сирии. Ведь не секрет, что противники действующей в Сирии власти постоянно твердят о том, что на стороне сирийской армии воюет кто угодно, только не сами сирийцы.

Несмотря на все попытки приписать России в ближневосточной политике какие-то «мелкошкурные» интересы (защита пресловутой несуществующей военно-морской базы, сохранение торговых и военных контрактов и т. п.) необходимо признать, что Россия в Сирии, прежде всего, защищает саму Сирию. Ну, или то, что на данный момент от нее осталось.

Справка

Плавучая мастерская «ПМ-138» была заложена 18.05.1968 г. на судостроительном заводе «Сточня Щецинская им. Адольфа Варскего» в Щецине, Польша (заводской № 304/1). Спущена на воду 9.11.1968 г., вступила в строй 31.10.1969 г. Вошла в состав Черноморского флота. В настоящее время входит в состав 1-й группы 205-го отряда управления вспомогательного флота с базированием на бухту Южная, Севастополь. Активно используется в работе Тартусской ПМТО (Сирия).

В июне 2013 года в Средиземном море сформировано постоянное оперативное соединение ВМФ России. Соединение подчинено командующему Черноморским флотом.

 

 

http://www.ridus.ru/news/193765