in_article_eb44d0c185Еще год тому назад Дамаск достаточно часто сотрясали теракты. Еще четыре месяца назад на район, в котором я живу в Дамаске, почти каждый день падали выпущенные боевиками минометные снаряды. Тогда я брала с собой свой фотоаппарат, даже отправляясь за хлебом.
В последние месяцы в городе стало достаточно тихо. И тяжелая профессиональная камера в случае, если я не отправлялась куда-то специально на съемку, всё чаще стала оставаться дома.
Так тот вечер, отправляясь в кафе с коллегой, я взяла лишь легкую видеокамеру. На всякий, как говорится, случай. Потому как эти самые "всякие случаи", как правило, имеют свойство подкрадываться неожиданно...
Итак, обычный вечер накануне официальных выходных (выходные в Сирии - в пятницу и субботу). Улица Касаа, на которой живут, преимущественно, христиане, в её районе находится множество церквей. Улица залита светом витрин, у которых толпится разношерстная публика: и христиане, и мусульмане. Много семей с детьми. В кафе коромыслом висит дым кальянов, начинается обычный вечерний аншлаг. И тут...
Мы уже собирались домой. Оплатили счет, направились к выходу. Но нас окликнул хозяин кафе, в котором мы сидели. Спросил, чем бы он мог нас угостить. Мы выбрали традиционный восточный кофе.
Снова плюхнулись за свой столик. Пока варился кофе, на висящем на стене телевизоре появилась бегущая строка с новостью о том, что на улице, на которой мы находимся, упал минометный снаряд. Залпом выпили кофе и поспешили туда, где мы должны были оказаться несколькими минутами ранее. Если бы. Если бы не кофе гостеприимного хозяина кафе...
Пытаемся пройти за оцепление. Сначала нас не пускают: на место только что прибыли эксперты. Судя по обилию вылетевших из окон и витрин стекол, первоначальная версия о минометном обстреле, выданная местным телевидением, оказалась ошибочной.
При обстреле - другой характер повреждений. Вред в таких случаях автомобилям и зданиям наносятся осколками. А тут явно "поработала" взрывная волна: окна разбиты даже в глубине кварталов, содержимое магазинчиков вылетело наружу и теперь валяется на асфальте.
Разговаривать со стоящими в оцеплении солдатами бесполезно: им не велено никого пускать, они и не пускают...
Совершаем обходной тактический маневр: нам нужно подобраться к старшим по званию. Замечаю ребят с одного из сирийских каналов. Их тоже пока не пускают. Сбиваемся в кучку, отстаиваем права прессы сообща. Это действует: прогонять нас перестают, просят подождать окончания работы экспертной группы. И на этом спасибо.
Сумку со взрывным устройством подбросили на тротуар между больницей св. Луи (которую в Дамаске чаще всего просто называют "французской больницей") и магазином игрушек. В тротуаре зияет дырка радиусом сантиметров в 30.
Пострадали расположенные рядом магазины и аптека. Мужики сгребают с асфальта рассыпанное по нему печенье. На асфальте кровь и штук десять сэндвичей шаурмы: кто-то не донес их до дома... Разбитое стекло повсюду: вылетели стекла в больнице, разбиты витрины в эпицентре взрыва, остались без стекол многие квартиры. Повреждено около десятка автомобилей.
Пострадавшим оказывается помощь тут же, в оставшейся без стекол в палатах больнице. Некоторые сотрудники медучреждения также получили травмы: в основном, порезы от пролившегося вниз на них стеклянного дождя. Капли крови повсюду.
Некоторые медработники так и ходят в окровавленных халатах. Расспрашиваю о ситуации. Говорят, что за медицинской помощью обратилось 36 человек. Больше всего не повезло погибшей девочке-подростку. Ее сестре не говорят о ее гибели - малышка и так находится в шоковом состоянии. Мать девочек также получила ранения, когда я находилась в больнице, ей делали снимки в кабинете рентгенолога. Среди получивших ранения 5 детей.
Взрыв произошел всего в 20-30 метрах от места другой - летней - трагедии. Тогда в результате минометного обстрела погибли четверо: киоскер и трое покупателей. Их фотографии висят на ограде больницы.
Когда я писала эту статью, стало известно о новых жертвах террора: в другом районе, также преимущественно населенном христианами, упал минометный снаряд.
Эта трагедия произошла совсем близко от того места, где 2000 лет тому назад был крещен Савл, принявший после этого обряда имя Павел и ставший одним из апостолов. Боевики выбирают в качестве целей терактов и минометных обстрелов мирные кварталы, в которых нет никаких военных объектов. Те, кто старательно выдает себя за "восставший сирийский народ" предпочитают воевать не с армией, а с теми, кто на самом деле является сирийским народом и третий год жаждет мира.

 

http://www.ridus.ru/news/155678