00

Хомс, район Карабис. Где-то за углом стреляет снайпер. Хлесткие одиночные выстрелы. А мы поднимаемся по лестнице высотного дома, ступени которой в нескольких местах забрызганы кровью. По словам военных, в этой многоэтажке находились около 70 боевиков. Сколько усилий пришлось приложить для того, чтобы справиться с такой оравой, можно себе представить.

В одной из квартир стоит стул, на котором сидел снайпер. Осторожно выглядываю из окна. В зону поражения попадали несколько соседних зданий, кусок прилегающей к дому улицы и половина перекрестка. В соседней комнате этой же квартиры - уже испортившиеся продукты: валяющаяся прямо на полу картошка, трехлитровая банка с маслинами, лук, что-то еще, разложенное по пакетам.

В квартире этажом выше полный разгром. На стенах надписи, сообщающие, что бандиты, сидевшие в этом здании, - участники печально известной "банды Фарука", похищавшей и истязавшей людей в течение года. Рядом солдаты, отбившие здание у бандитов, мелом дописали короткое ругательное слово.

Проходим в квартиру, где находился штаб боевиков. Сидим на тех же самых креслах. Пьем чай. Военные показывают изъятые накануне у убитых боевиков удостоверения личности: водительские права араба американского происхождения, полученные в Дубае, и членскую карточку какого-то саудовского спортивного клуба...

Тела убитых иностранных наемников бандиты стараются забирать с собой вглубь контролируемых ими кварталов. Там у них организовано целых два "крематория": ислам запрещает сжигать тела мусульман, но бандиты четко следуют чьим-то инструкциям и пытаются мешать правительственным войскам сосчитать количество воевавших на стороне оппозиции иностранцев и определить их личности.

Выглядываю в проделанную в стене небольшую дыру. Это бывшая снайперская точка. Видно много полуразрушенных зданий, в том числе - построенный сравнительно недавно 13-этажный госпиталь. Благодаря взятым в плен бандитам удалось узнать, что здание было взорвано изнутри при помощи собранных по всей больнице баллонов с кислородом.

Мне еще несколько месяцев тому назад друзья рассказывали о том, что на контролируемых бандитами территориях по ночам раздаются взрывы: дома взрывают с целью разрушения инфраструктуры города и с целью "свалить" все эти разрушения на сирийскую армию. Теперь я вижу то, о чем мне говорили, своими глазами.

Возвращаемся в комнату. Аккуратно поднимаем жалюзи. Фотографирую два лежащих на дороге в захваченный бандитами район Карабис полуразложившихся трупа. Один из бандитов пытался покинуть место боев, переодевшись в женщину. Но обувь у этой «женщины» почему-то была мужская и соответствующего размера. На окрики военных ряженый не реагировал. При себе, как потом выяснилось, имел пластиковый пакет с оружием и какое-то взрывное устройство, привязанное к поясу. Военным пришлось стрелять на поражение. Позднее подъехавшие к телу на БМП бойцы посмотрели в лицо убитой «красавице»: на лице присутствовала борода. В Интернете достаточно много роликов, снятых солдатами, показывающих арестованных боевиков, переодевавшихся в женскую одежду и пытавшихся изобразить одетую по обычаю радикальных мусульман женщину с закрытым лицом.

На съемку у меня уходит около минуты. Откуда-то со стороны руин раздается знакомый хлесткий одиночный выстрел. Вероятно, снайпер видит меня и стрелял именно в мою сторону. Но я успеваю нырнуть обратно за жалюзи. Выяснять опытным путем, в кого только что стреляли - в меня или в кого-то из передвигающихся по району солдат, - не хочу.

Напротив находится район, в котором следы сражений или намеренных взрывов зданий отсутствуют напрочь. Тут живут люди, поддерживающие правительство. Они не дали приюта боевикам и не стали им ничем помогать. Не ходили за деньги на антиправительственные митинги.

По другую сторону широкой улицы картина противоположная. В итоге, пустившие в свой район боевиков жители района покинули свои дома, предоставив район площадью в 1 кв. км вооруженным бандитам. А им чужого не жалко. Итог почти годового беспредела боевиков у меня перед глазами. Выглядит очень странно: слева полностью целый район Гута, а метрах в 200 от него раздолбанный в труху Карабис.

И такая картина наблюдается по всему Хомсу. Там, где хотя бы на время захватывали власть «носители свободы и демократии», - разрушения и смерть. Там, куда они не добрались, - обычная повседневная жизнь.

01

Вечером с друзьями выходим на одну из любимых улиц горожан. Лавируем в толпах людей. Улыбаемся. От многих слышим произносимое по-русски «Спасибо!». Людей очень много. Особенно приятно видеть всех их - гуляющих - мне, помнящей эти самые улицы, вымиравшие в ноябре уже после 16:00.

А там, в Карабисе, все еще остаются несколько сотен вооруженных боевиков. Когда их окончательно выбьют из этого района-призрака, они уйдут вглубь и сосредоточатся в других находящихся под контролем боевиков районах - Хамидии, Варше и Хальдии. Территория "свободы и демократии" в Хомсе продолжает уменьшаться

http://www.utro.ru/articles/2012/09/03/1069268.shtml